Среда, 12.12.2018, 02:31
Ку Аль (kualspb) и его творчество
ГлавнаяРегистрацияВход
Приветствую Вас, Гость · RSS
проба1
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Форум » _003 СТРОИТЕЛЬСТВО ОБЩИНЫ » Прочие » Россия деревенская - в прошлом и настоящем (подборка Ку Аля)
Россия деревенская - в прошлом и настоящем
kualspb_2013Дата: Суббота, 01.03.2014, 12:41 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1445
Репутация: 0
Статус: Offline
Россия деревенская - в прошлом и настоящем

_001
-- Начну тему с картин художников. А затем буду добавлять текстовые материалы.


Маковский Константин Егорович-Крестьянский обед во время жатвы


Виктор Васнецов-книжная лавка


Репин Илья Ефимович-Крестный ход в Курской губернии


Богданов-Бельский Николай Петрович_"Воскресное чтение в сельской школе" (1895)


Куликов Иван Семенович-Возвращение из города (1914)


Кустодиев Борис Михайлович «Встреча (Пасхальный день)» 1917


Н.К.Пимоненко-К заутрене. Пасха


Маковский Владимир Егорович-Молебен на Пасху (1887-1888)


Васильев Федор Александрович-Деревня


Пукирев В. Дьячок объясняет крестьянам картину Страшного Суда (1868)


В.Маковский В сельской школе


ПИМОНЕНКО Николай - Сенокос


Николай ПИМОНЕНКО . Жатва на Украине


Мясоедов Г. Молебен во время засухи (1880)


Бажин Николай Николаевич - Вечер в деревне. Оттепель (1898)

ххххххххххххх

_002
Об отношении царя Александра III к образованию бедноты.
взято из обсуждения проблем сельского образования в наше время)

Самодержавный «народолюбец» яснее всего обнаруживал свои подлинные чувства к народу, когда дело шло о народном образовании, о школах для масс. Тягу своего любимого «простого народа» к культуре он считал опасным преступлением, которое необходимо пресечь в самом корне.
Когда крестьянка Ананьина, привлеченная к суду по одному революционному делу, упомянула о том, что она мечтала отдать своего сына в гимназию, Александр III написал, негодуя:
«Это-то и ужасно! Мужик, а тоже лезет в гимназию!»
когда тобольский губернатор не без прискорбия довел в своем докладе до монаршего сведения, что в губернии мало грамотных, царь написал на полях:
«И, слава богу!»
Он хорошо понимал, что «простые люди» лишь до той минуты являются надежной опорой престола, покуда они в темноте.
Поэтому он так распалялся, когда обнаруживал, что невзирая ни на какие приказы дети дворников, судомоек и прачек так и «лезут» за наукой в гимназию.
Чуть только Ивану Давыдычу (граф Делянов) стало известно, что, вдохновляемый Победоносцевым, царь намерен очистить гимназии от ненавистных «чумазых», он еще до всяких распоряжений по этому поводу изготовил проект циркуляра: изгнать из гимназий не только крестьянских и мещанских детей, но даже детей небогатых купцов, чтобы там учились одни лишь богачи и дворяне.
Александр III прочитал и поморщился:
«Это хорошо бы... Но перед Европой неловко... Надо бы как-нибудь помягче...»
И Иван Давыдыч тотчас же изготовил другой циркуляр, либеральнее. Циркуляр, который прославил его на многие годы, а может быть (кто знает?), на века. Циркуляр о так называемых «кухаркиных детях».
5 июня 1887 года (полвека назад) этот циркуляр вступил в силу. В нем царский министр предложил всем директорам гимназий освободить вверенные им заведения от «детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, коих вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат».
Дети поваров пусть навеки останутся поварами, дети кучеров - кучерами, а право на образование предоставляется лишь богатым и барам! Одним росчерком реакционный зубр обрекал на невежество десятки тысяч даровитых и жаждущих просвещения детей.
Напрасны были мольбы и протесты: циркуляр выполнялся с беспримерной строгостью.
Директора гимназий стали состязаться в жестокости. Например, из одесских гимназий изгоняли всех тех, кто... жил в маленьких и тесных квартирах. Не меньше четырех комнат должен был занимать человек, чтобы иметь право посылать своего сына в гимназию! Если он занимает три комнаты, мальчика даже не допустят к экзаменам. Если у него одна кухарка, его сыну никогда не бывать гимназистом. Только те, у кого есть и кухарка и горничная, могут надеяться, что их дети пройдут гимназический курс. Плату за обучение в гимназии Иван Давыдыч, конечно, повысил, чтобы окончательно отвадить бедноту от наук.
И результаты этой меры оказались блистательными: в гимназиях стало тихо и пустынно.


Николай Богданов-Бельский - У дверей школы (1897)

ххххххххххх

_003


Голодный год. Изба татарина Тарипджанова. 1891-1892 гг. д. Кадомка, Нижегородская губерния, Сергачский уезд


Изба татарина Саловатова. 1891-1892 гг. д. Кадомка, Нижегородская губерния, Сергачский уезд


Крестьяне у земского начальника в городе Княгинино. 1891-1892 гг. г. Княгинино, Нижегородская губерния


Крестный ход Россия начало ХХ века


1900 Деревенские дети. Воскресенье





ххххххххххххх

_004


Школа в деревне Хорошево Солигаличского района Костромской области. (Фото 1938






Николай Поздеев - Из школы


Ирина Воробьева - Учительница (1957)


Крыник - Свадьба (1970)


Н. Туруновская.Вологодская свадьба. 1984

ххххххххххххх
 
kualspb_2013Дата: Суббота, 01.03.2014, 13:23 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1445
Репутация: 0
Статус: Offline
_005
Опасный рейс за знаниями

ссылка

За последние 16 лет в России закрыто 12 000 сельских школ



В нашей стране принята «Концепция устойчивого развития сельских территорий РФ до 2020 года». В ней черным по белому обозначена одна из приоритетных ее задач: «…Стимулирование демографического роста и создание условий для переселения в сельскую местность». Как здравомыслящему человеку понять, что при этом за последние 16 лет в России закрыто 12 000 сельских школ? В рамках какой антинародной программы это произошло?

Раннее зимнее утро. Темень, снег, метель. По заснеженной, еще никем не протоптанной тропинке по деревне медленно пробирается мальчуган с увесистым ранцем на хрупких плечиках. Это первоклассник идет к автобусу: ему надо ехать на занятия в соседнее село. В родной деревне школу закрыли. В Лукояновском районе такими ежедневными пассажирами стали около двухсот из 847 деревенских ребятишек. Их из 25 родных деревень возят в 11 школ соседних поселений. Даже в пределах одного района масштаб немалый! Каков же первоначальный итог перевозки школьников в первые месяцы нашей традиционной натуральной и снежной в этом году зимы?



На буксире за трактором
Подвозят учеников 7 «Газелей» и 3 автобуса ПАЗ. Микроавтобусы не все новые, многие ходят по 5 и более лет, но опытные водители за ними постоянно следят, поэтому машины пока не требуют большого ремонта. Договоры на техническое обслуживание с местным автопредприятием имеются. Теплых гаражей у шоферов практически нет, работают они в холодном помещении или под открытым небом у дома. Дети садятся в холодный автобус – салон не успевает прогреваться. В сильный мороз мотор просто не заведешь. Получают водители, кстати, почему-то зарплату-минималку с небольшими доплатами, хотя преодолевают в день 150 – 170 км. Истинные подвижники! Да и как повышать им получку, когда преподаватели получают столько же? Все разговоры о повышении зарплаты учителям, ныне, правда, стихнувшие, оказались очередной чистейшей болтовней.
Немалая беда в состоянии межпоселковых дорог. В большинстве своем ремонта они не видели по 20 и более лет, со дня их построения. Но и с ямами за десятилетия все давно свыклись. Вот только снегопады и метели сразу же превращают дороги в ноль, в бездорожье. Выпавший в первые зимние дни 3 и 6 декабря снег засыпал сельские дороги, и сразу же для деревенских школьников наступили кратковременные каникулы. Из 200 учащихся единицы сумели попасть на занятия. Водители из Лопатина и Саврасова, например, рискнули отправиться в рейс по бездорожью и доставили детей в школу при помощи буксировки автобусов трактором.
3 декабря дороги не были прочищены в Разинской, Лопатинской и Маломамлеевской зонах. 6 декабря дороги в районе не чистились нигде. Были сорваны 10 рейсов пассажирского автопредприятия по маршрутам района. О каких школьниках может идти речь? Срывы занятий в первую декаду декабря от бездорожья были в Шандровской, Мамаломалеевской и Большемаресьевской школах. Очередной снегопад в конце декабря – и школьники Перемчалок, Владимировки, Пичингуш, Новосёлок, Мерлиновки и Большого Мамлеева существенно опоздали к началу занятий. Гололед 27декабря – и школьников Красной Поляны, Никулина и Чиргуш нет к началу занятий. И это все за один зимний месяц!
Январь только расслабил дорожников и усугубил ситуацию на дорогах. Отдыхай, школьный пассажир! Нет проезда в Елфимовскую школу из трех сел. В результате как снег на голову свалились приезжим школьникам дополнительные каникулы в январе. 13 и 14-го их в Елфимовской школе не было. Январские и февральские вьюги добавили школьникам каникулярные дни. Дороги заметало. А если они и есть, то между деревнями, как правило, в один след. Со встречной ни за что не разъедешься. Надо распихивать снежные барханы в стороны. Даже федеральную трассу Нижний Новгород – Саранск дорожники чистят плохо, за что и получили в ноябре–январе солидные, вполне заслуженные три штрафа. Что же о деревнях говорить?
Господа! Россия не США, с которых у нас все копируется. Там нет такой зимы и бездорожья, а учеников в автобус берут из дома и привозят обратно прямо к крыльцу. Обеспечьте это, тогда и начнем спокойно обсуждать проблему укрупнения сельских школ.




Дороги русской глубинки

И на елку опоздали…
А как дела с внеклассными мероприятиями? Попадали ли на них приезжие ученики? Как могут выкручиваются здесь педагоги. В Саврасове часть школьников привозят первым рейсом рано, почти за час до занятий. В это время и начинают для них факультативы, кружки и спортивные секции. В Елфимове для внеклассных мероприятий определены вторник и четверг. В эти дни детей просто дольше задерживают в школе. В Лукояновской школе №1 стараются привозить детей на большие внеклассные мероприятия. Но не всех. На спортивные соревнования, например, везут только спортсменов. Болельщики из приезжих на такие мероприятия уже не попадают. Все школы возили детей на новогодние елки. Но детишки из Малой Поляны, например, на свою елку в Елфимове из-за бездорожья опоздали…
Давайте не будем кривить душой: для большинства «кочующих» детей двери на вечера и утренники, соревнования и праздники закрыты. Если родители постоянно заняты, мальчишек и девчонок воспитывать будет улица.

Бездорожье и здоровье
Заместитель директора Лукояновской школы №1 Надежда Александровна Дядякина поражается другому:
– Возила детей в автобусе на экскурсию. Многие из них, как оказалось, плохо переносят дорогу. Просятся сесть вперед, а там мест уже нет. И хотя раздала все таблетки от тошноты, которые приготовила для себя, но все равно детишки вылезали из автобуса с полными целлофановыми пакетиками, бледные, зеленые…Сопровождающая детей учительница Саврасовской школы Елена Викторовна Федорушкина раздает детям в автобусе конфетки-сосачки, а самую слабую девочку сажает вперед, где меньше тошнит. Представьте себе, что ей так ездить надо 9 или 11 лет! После этого останется ли она жить в родной деревеньке? Никогда. Сразу же после школы уедет и не вернется. И ребятишек своих увезет. Она не враг своим детям! А об этом кто-нибудь из чиновников с асфальта подумал?

Холодный автобус зимой, гарь, пыль летом, осенние дожди и грязь, завтраки и обеды не по режиму, каждодневный стресс.
Дороги зимой в отдаленных деревнях в недалеком прошлом вообще никогда не чистили. Люди ходили по тропам, обозначая их ветками-вешками. Небольшие грузы возили на санках, для больших запрягали в сани лошадь. Машины и трактора никогда не ездили по деревням зимой. В наше время в село пришла цивилизация. Дороги в селах чистят до конторы колхоза или магазина. А куда и кому сейчас чистить, если колхоза нет, а магазин закрыли? Но и с магазином в Елфимове дорогу по селу этой зимой не чистили. Только проехал бульдозер, когда похороны были: не везти же покойника на салазках! Поэтому по снежному бездорожью мало кто рискнул пробраться в школу на елку 6 января, устроенную всем жителям партией «Единая Россия». А надо бы первым делом дорогу почистить!

Дорожники оказались не готовы к работе. Честно признаем: с существующей технической базой дорожных участков вовремя расчистить все 314 километров дорог в районе пока нереально. Ведь для того, чтобы ликвидировать проезд между деревнями, даже снегопада не надо. Достаточно ветра – и поземка через пару часов превратит дорогу в простое заснеженное поле. Думали ли об этом кто-нибудь, когда закрывали сельские школы и делали детей многолетними пассажирами?
А как же выходят из положения в сельсоветах? Кто-то просит помощи у уцелевших колхозов, кто-то идет на поклон к трактористу-частнику. Хорошо, что деревенские люди совестливые и не взвинчивают цены за работу. Но из других районов, я уже слышал, некоторые руководители сельхозпредприятий заламывают такие расценки на расчистку дорог, что от их услуг сельским администрациям приходится отказываться.

Деревня – Золушка в стране
Селяне вообще не понимают, что творится. В царские времена на церковно-приходские школы финансов хватало. В послереволюционной разрухе в селе учили не только детей, но и взрослых в ликбезе. Никому и в ум не пришло закрыть школы в годы Великой Отечественной войны. Моя мать, всю жизнь проработавшая сельской учительницей, рассказывала мне: в войну тетрадей не было, и в школе ученики писали на чистых полях газетных страниц. Почему же в XXI веке наша могучая Россия враз обнищала? Нет! Сильно обеднела мудростью бухгалтеров в министерских креслах. Рубль затмил разум, лишил не только гуманизма, но и элементарного внимания, уважения и почтения к простому человеку, деревенскому в особенности. Позакрывали школы, умертвили этим села – и довольны! У бухгалтеров дебет с кредитом ближе сошелся! На остальное им просто наплевать!



Руководители на местах тоже не понимают смысла массового закрытия сельских школ. «Однозначно отрицательно» относится к этому глава администрации Лукояновского района Виктор Константинович Аганин. От закрытия и объединения сельсоветов ему тоже пока приходится наблюдать «только одни минусы». А глава местного самоуправления Большеболдинского района Владимир Михайлович Кочетов прямо на совещании спросил зал: «Кто встает в 6 утра?» Поднялось несколько рук. А первоклассник должен вставать ни свет ни заря каждый будний день. О каком здоровье ребенка при этом может идти речь?
За два последних года только в одном Лукояновском районе закрыто 12 сельских школ. В области 52 района. Представьте, сколько ребятишек по автобусам скитаются, в сугробах буксуют? Но вся трагедия в другом. Подлежат массовому закрытию и школы побольше: губительное подушевое финансирование продолжает свое черное, позорное для великой страны дело. Жесткие требования к количеству учащихся в классах продолжают ужесточаться – вот в чем беда. Должно быть не менее 14 человек. Почему не 13 или 15 никто вразумительно объяснить не может: цифру городской бухгалтер, видимо, взял с потолка. И теперь закрытию подлежат уже и большие сельские школы. Вот вопиющий пример. Закрыли школу в Каменке Воротынского района, возят детишек в Михайловское за 20 км. Но это еще не предел. В планах закрытие школы в поселке Кузьмияр. Возить будут в то же Михайловское уже за 45км! 90 км по бездорожью каждый день!

Власти занесло на повороте
Председатель СПК «Ушаково» Гагинского района Владимир Петрович Ежов, бывший депутат областного Законодательного собрания, вспоминает:
– И в 2000 году предлагали нам ввести подушевое финансирование сельских школ. Но депутаты дружно отвергли это предложение, как губительное для села. А сегодня это прошло с песней. Почему? При закрытии школы из Большой Уды сразу же уехали три доярки с детьми. И квартиры свои не пожалели, бросили, поселились в Кстовском районе в общежитии. Закрытие школ на селе ныне – одно из главных бед.
У кого школу закрываем? У самого безобидного, безропотного и обделенного судьбой деревенского паренька. В маске на Манежную площадь он никогда не выйдет. Он и так многого лишен. В селе нет ни музеев, ни катков, ни Домов пионеров, ни театров. Кроме телевизора и картин прекрасной окружающей природы, у него ничего другого нет. Школа хоть в какой-то минимальной мере компенсировала все это. И кому-то, очень экономному, взбрело на ум ее закрыть! Соседняя далеко, не под руками, в нее не сходишь, когда захочешь. О проблемах села не желают думать, решать же их упорно не хотят. В деревнях, конечно, школы всегда постепенно закрывались, умирая своей смертью. Там, где оставалось 5–6 учеников. Но почему закрыли прекрасную большую школу в Новоспасском Починковского района, где училось 27 человек? Почему опустело двухэтажное, кирпичное, типовое здание школы в Пермееве Большеболдинского района, где училось 52 ученика? Сколько же «Газелей» для школьников там потребуется? Они даже в четыре все не войдут!
А какими прелестными были школы с небольшими классами! Нижегородские преподаватели мне говорили: «Извините, но в классе, где 3 – 5 учеников, работают не учителя, а репетиторы». Действительно, как в прошлом трудились гувернеры и гувернантки. Вот где индивидуальный подход! Они или учитель в классе с 20–30 учащимися быстрее и лучше учеников научат? Вопрос риторический.
Нет, не зря президент Дмитрий Медведев при встрече с нашим губернатором Валерием Шанцевым говорил о непродуманности вопроса закрытия школ на селе. Официальный сайт президента говорит об этом. Закрытие школы в селе – «это деградация села, просто село исчезает», – подчеркнул президент. И хорошо, что наш губернатор с ним солидарен: «…Когда школа уходит из села – это трагедия для села». Но все это пока на уровне разговоров, которые у нас всегда прекрасны. А вот губительные дела идут своим чередом. И ничего пока не мешает нашей области быть региональным лидером в неблаговидном деле закрытия сельских школ. Надо прекратить губительный для села процесс, остановить, наконец, их массовое закрытие и срочно исправить ошибку, пока еще не совсем поздно.

Между тем
В США, оказывается, тоже есть свои муниципальные малокомплектные сельские школы. Но, на удивление, их там не закрывают, а наоборот, открывают. В переводе на русский они называются «однокомнатные». По данным американских исследователей, такая однокомнатная школа дает особое качество образования. Доказывает и статистика: среднее качество обучения в такой школе выше, чем в обычной большой школе. По мнению ученых, в малокомплектных школах очень ценна и ничем не заменима атмосфера и отношения семейного типа.

Александр КРЫЛОВ.
Нижегородская область.
[10/02/2011]


заброшенная деревенская школа времен СССР

ссылка

ххххххххххх
 
kualspb_2013Дата: Суббота, 01.03.2014, 13:40 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1445
Репутация: 0
Статус: Offline
_006
Есть ли жизнь в деревне? (19.09.2005)

ссылка

Русская деревня умерла. Если отъехать километров сто — сто пятьдесят от Москвы в любую сторону, то, как только закончатся дачи — с тем, что вокруг больших городов они вытеснили деревню, мы давно смирились, — что мы увидим? Остов фермы, зарастающее мелколесьем поле. Некогда плотно застроенная деревенская улица зияет пустотами: оставшиеся еще в деревне жители обогревают дровами, напиленными из соседних домов, свои почерневшие, с проваливающимися коньками лачуги. Каждый раз приезжая в свой любимый Костромской край, я прихожу в глубокое уныние. Каждая зима уносит по одному-два мужика — виновато в основном пьянство. Прежнее колхозное хозяйство даже перестает быть руинами, оно просто уходит в сырую землю. Становится совершенно непонятно, а кто же действительно кормит Россию?
Тридцать лет назад, когда я впервые попал в деревню, ответить на этот вопрос было легче.
1978 год, осенние каникулы. Друзья родителей взяли меня, восьмилетнего мальчишку, в Костромскую область, где у них был дом. С тех пор я и езжу в эти края. Теперь я хорошо понимаю, что умирание русской деревни началось гораздо раньше, ведь уже тогда многие из них стояли брошенными, вымершими, тихими. Сплошь и рядом было так: идешь по полю, и кто-нибудь скажет: вот Берсенево, а там вон Моторугино, там Дор. Оглядываешься вокруг — ничего нет. Где же эти деревни? Да вон, видишь, три березы стоят — это Берсенево, а там вон, где елочки, — Дор. А самих деревень уже не было.
Но так было не везде. Как прекрасный сон, вспоминаются деревенские картины, полные жизни и таинственного крестьянского смысла: луга, выкошенные так ровно, так коротко! Они были похожи на шерсть только что ощипанного фокстерьера. Крепко сметанные стога, подпертые жердинами. Повсюду засеянные поля. Для нас, горожан-путешественников, в этом была трудность. Идти по ржаному или ячменному полю нелегко: топтать колосья жалко, а тропинку пока найдешь… Но идти полем льняным — хуже нет! Лен растет густо, а волокнистые стебли его путаются в ногах. Зато как он цветет! Еще тридцать лет назад в деревне были живы и активно задействованы предметы старого быта: коромысла, деревянные маслобойки, сделанные из ствола сосны, деревянные корыта для скота. В каждом доме, правда уже все больше на чердаке, хранились прялки и ткацкие станки. Это в частных хозяйствах. А в колхозе в каждой второй деревне была ферма, стоял скот. У нас на Костромщине льна было очень много, его потом увозили в Кострому, на льнозавод. Теперь он работает на голландском сырье, своего нет. Колхозное стадо было стихийным бедствием для огородников. От «паствы» вечно и безнадежно пьяных сельских пастырей строили сложные системы заграждений, снабжая их колючей проволокой. Зато каждое утро в шесть часов с нашей фермы в райцентр под названием Буй шел молоковоз, и можно было, попросившись к шоферу Виктору Иванычу в кабину, смотаться в город. А по субботам в клубе были танцы и драки. Одним словом, в деревне была жизнь, были жители, и вот эти-то деревенские жители кормили Россию.
Но вот помню: взрослые, собираясь в деревню, в отдельном пакете берут круги варено-копченой «Краковской», несколько пачек азербайджанского чая, баночку растворимого напитка «Лето», пару баночек шпрот. С какой благодарностью наши деревенские знакомые принимали эти нехитрые дары! Да, у них были полные подвалы малинового варенья и соленых чернушек (на стол они подавались в сметане), у них были свое молоко и творог. Но «магазинного» они были лишены начисто. А ведь жили не в полной изоляции от мира, и телевизоры кое у кого уже были. Знали, что бывает кофе, что городские балуются колбаской, и, конечно, хотелось всего этого. Что же предлагали тем, кто кормил Россию, сельские магазины? Однажды нас с двоюродной сестрой — нам было по десять лет — отправили на тракторе в соседнее село в магазин, поручив купить хлеба и — наивные родители — чая. Домой мы вернулись, победоносно держа в руках по венику и по пакетику лаврового листа: мы купили все, что было в магазине. На самом деле хлеб с утра был, но к нашему приезду его уже раскупили на корм телятам. А больше ничего в магазине и не водилось.
Вот так и жили советские колхозники в конце семидесятых: в достатке было лишь то, что дает земля и лес. А промтовары — от резиновых сапог до холодильников — все это было мечтой, мечтой о городе, о «настоящей жизни». Пройдет десять лет, и их дети уйдут в город за этой мечтой, оставив вымирающие деревни и зарастающие мелколесьем поля. Впрочем, восстанавливая социальную справедливость, крестьянин всегда тащил с фермы, из колхоза все, что можно было утащить. Недавно один мой деревенский знакомый, характеризуя со свойственной селянам едкостью соседа, сказал: «Да он же бригадиром на ферме работал, за всю жизнь в магазине ни лампочки не купил, ни гвоздика».
После перестройки со снабжением в деревне стало получше. В 90-е годы появились продукты, ширпотреб. Колхоз еще кое-как работал, и, уходя на дежурства, доярки брали с собой по два больших 15-литровых ведра — домой возвращались с молоком. Приготовленный из домашнего и колхозного молока творог продавали на рынке в городе. Можно было жить. Кормить домашний скот тоже было просто: по ночам ходили на ферму за комбикормом с мешками из-под сахарного песка —
50 килограммов ходка. Такой своеобразный сельский коммунизм: каждому по потребности.
Но дети уезжали, и никто их не мог удержать. Для них в городах открывались неслыханные при советской власти возможности: частные строительные фирмы нанимали маляров, ДЭЗы — дворников. В деревне оставались только дети совсем уж горьких пьяниц: они часто рождались инвалидами.
В конце 90-х колхоз распался, каждый год стадо уменьшалось вдвое, а теперь в нашей деревне осталось три коровы. Ферму разобрали на кирпичи и продали. Заключительным аккордом стали раскопки, устроенные нашими мужиками. В течение нескольких лет они выкопали траншею глубиной метра полтора, а длиной несколько километров. До сих пор неизвестно, кто первый обнаружил, что в родной земле зарыт толстый медный кабель, шедший из ниоткуда в никуда. Говорили, что это чуть ли не правительственная связь. В городе «правительственную связь» брали по 65 рублей за кило.
Теперь никого из этих мужиков уже нет в живых: умерли от пьянства. Лет через пять, когда умрут последние колхозники, наша деревня опустеет, но в сущности ничего не изменится. Ее уже давно нет. Но кто же кормит Россию? Где те чудесные места, заливные луга, по которым бродят тучные стада и где тяжелые золотые колосья клонятся к земле? Где живут хлебопашцы и пастухи, плоды рук которых питают нас, горожан? Неужели только в Канаде и Новой Зеландии?
Диакон Федор КОТРЕЛЕВ



хххххххххх

_007

ссылка

Начну потихоньку выкладывать отчеты по Пермскому краю. Они будут не по порядку, просто на что глаз ляжет, то и опубликую первым.
Сегодня глаз лег на деревню Ужгинское Чердынского района.
Деревня расположена в красивейшем месте, на перекрестке дорог. Деревня как деревня, таких тысячи в России и десятки в Пермском крае.



Эта деревня выделяется из общего числа соотношением количества жителей к количеству домов. Деревня брошена.
Трудно сказать, когда начался массовый исход жителей, вообще странно, что деревню оставили. Место отличное: поле, лес, река Вильва, неплохая дорога.



Ну раз оставили, значит надо посмотреть. Зайдем в крайний дом, он стоит прямо на дороге и из его окон видно красивую церковь и живописный поворот.
В доме много личных вещей, скорее всего хозяйку, некую Надежду, увезли отсюда второпях. А может и померла бабушка.
Незаконченное вязание так и осталось на подоконнике.
На столе -- письмо: «Дорогая бабушка Надя! Поздравляем тебя с праздником Весны 8 марта!
Желаем тебе здоровья, всего самого наилучшего, много улыбок и всего самого хорошего, а главное приехать к нам и познакомиться со своей внучкой.
С уважением вся наша семья»



Вот и все, что осталось от бабушки Нади. И обратного адреса в Ростове-на-Дону нет, хоть бы фотки отослал. Впрочем, меня уже кто только не находил, так что есть надежда.



Видимо, документы дочки. Комсомольский билет и фотографии экскурсии в Казань.
Грустные мысли наводят такие места. Люди жили тут почти пол-тысячелетия, растили детей, выращивали скот, возделывали поля. Вряд ли во времена первых поселенцев тут было проще прожить и были какие-то удобства.



ххххххххххххх

-- А кто жил в этих брошенных деревнях? Давайте посмотрим...







ххххххххххххх

-- А теперь во многих деревнях пусто...







хххххххххх
 
kualspb_2013Дата: Суббота, 01.03.2014, 14:42 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1445
Репутация: 0
Статус: Offline
_008
Зачем нужна деревня: Культурный аспект.Сельская демография.

ссылка

Еще в начале 20-го века во время поездки в Америку наши писатели-сатирики Ильф и Петров были удивлены большим количеством населения, живущего там в своих домах. "Одноэтажная Америка" - весьма интересная и показательная книга об их поездке в Америку в середине 20-х годов. В дальнейшем тенденция сохранилась, в США всегда считалось престижным иметь свой дом. В СССР - престижно было иметь квартиру в многоэтажке. Интересно, что в США жилые многоэтажки тоже есть, но используются, в основном, как жильё для бедноты. Социологам давно известно, что проживание в многоэтажных домах снижает демографическую нагрузку (снижает рост населения). По тенденции обычно четвёртое поколение проживающих в них уже не имеет детей. Хотя при этом многоэтажные дома могут быть весьма экономны в плане стоимости одной квартиры для семьи. Получается сразу несколько плюсов с точки зрения государства, территория которого перенаселена.

При этом люди, живущие в своих домах, обычно более здоровы, более самостоятельны и более консервативны (в хорошем смысле этого слова) по сравнению с жителями многоэтажек, более склонных к изменению, или, как считает ряд социологов, к деградации культуры. В своих домах проще сохранить семейные ценности, проще вырастить здоровых детей. Даже американский патриотизм (приносящий Америке массу плюсов в рядовой жизни) в том числе связан и с проживанием в своем доме. Свой дом гораздо чаще воспринимается как свой кусочек Родины (малая Родина). Квартира же, как малая Родина, фактически не воспринимается.
Как известно, в СССР, а потом и в России пошли другим путём: и спросом, и законами поощрялось в первую очередь строительство дорогих многоэтажных домов со стоимостью квартиры в разы выше стоимости возведения весьма добротного дома такой же площади. В итоге, если в США семья с тремя-четырьмя детьми полноценно живущая в своём доме - это норма, таких семей много как среди среднего класса, так и среди политиков, бизнесменов, актеров, то в России подобные многодетные семьи - большая редкость. Социально-демографический закон работает как часы.

Западные политики разного уровня не раз говорили и писали, что Россия их интресует только как источник сырья (и желательно, чтобы это сырье было более доступным). В этом плане для обслуживания российских нефтяных вышек вполне достаточно миллионов 15 жителей, а остальные не нужны. Вопрос: нужно ли нам самим следовать такой политике Запада по отношению к России? Т.е. понятно, почему это происходило в начале 90-х, и непонятно, почему в тучные 2000-е.

Какие выводы можно сделать:

* Население, живущее в своих домах, в большинстве стран составляет опору общества. Там это наиболее здоровые сильные люди, создающие крепкие семьи, более устойчивые к острым современным проблемам типа наркотиков, деградации семьи и т.д. Исследований и примеров на эту тему много в США, Германии, Франции и т.д. Россия из-за развала деревни на данный момент лишена этой опоры, что может оказать заметное отрицательное влияние на страну в ближайшие десятилетия.

Сельская демография

Так сложилось, что автор хорошо знаком со статистикой по Калужской области. Область эта находится в самом центре России. Не слишком на север и не слишком на юг, ещё не Черноземье, но уже и не Карелия. Центральная Россия.
Подавляющее большинство колхозов и совхозов области развалились в лихие 90-е. Земля, как правило, не обрабатывается (либо обрабатывается только на бумаге), все кто могут - бегут из села в город - в райцентр и дальше. Кто-то в областную Калугу, кто-то Обнинск, кто-то в Москву, благо она не так далеко.
Ниже приведен график динамики изменения численности сельского населения с 1939 по 2012 годы (прогноз).



В среднем показатель рождаемости 8,3 человек на 1000 жителей (в среднем по России 9,1), смертности 18,5 человек на 1000 жителей (в среднем по России 16,2), соответственно население области сокращается на 1,02% ежегодно (в среднем по России на 0,71%). При этом сельское население области сокращается в среднем примерно на 2% каждый год (это порядка 20% за 10 лет).

За последние 80 лет сельское население сократилось в 5 раз. Данные статистики очень хорошо видны "на местности". В стороне от трассы довольно много деревень, в которых по воспоминаниям местных жителей в начале ХХ века были сотни дворов. Т.е. например, было село с шестью сотнями дворов, а сейчас там остался один жилой дом. Еще несколько домов используются как дачи, на месте остальных - пустыри. Фактически сохраняется сельское население в поселках около дорог, где есть какое-то производство. В самой сельской местности между деревнями и посёлками происходят те же процессы. Население посёлков тоже сокращается, но сравнительно медленно, а уходят в небытие в первую очередь деревни.

Для начала попробуем разобраться с вопросом - зачем вообще нужна деревня? Вообще нужна ли она кому-то?
Существует довольно распространённое мнение, что население сельской местности играет малую роль в жизни стран. В лучшем случае это незнание важных фактов.
Иван Рубанов ("Эксперт" №22 (611) за 2008 год) пишет: "Взгляд на аграрную статистику - как выстрел в голову. С начала нынешнего десятилетия стоимость ввезённого продовольствия ежегодно увеличивалась приблизительно на 30% в год, и к прошлому году достигла почти 30 млрд. долларов. Некогда ведущая аграрная держава теперь покупает продуктов не меньше, чем производит сама". Фактически мы "боремся" за первое место в мире по импорту продовольствия с Японией. При этом Япония находится в уникальной ситуации - у японцев в каком-то смысле нет другого выхода: численность населения там больше, чем в России, а территория на два порядка меньше. Т.е. им физически крайне сложно производить большое количество сельскохозяйственной продукции. Наш же резкий рост нетто-импорта продовольствия связан в основном с увеличением цен на нефть.

Одним из существенных недостатков Советского Союза часто называлась удручающе низкая эффективность сельского хозяйства и, в частности, высокие потери на стадии переработки сельхозпродукции. Только по официальной статистике более половины картофеля, например, сгнивало на пути к потребителю. В ходе либеральных реформ последних лет ситуация кардинально ухудшилась. Во-первых, примерно в 30 раз (!) упала прямая господдержка. В итоге если в середине 80-х за тонну зерна можно было купить 3 тонны дизельного топлива, то в конце 90-х - в 10 раз меньше. Это драматически сказалось на рентабельности, а значит и на заинтересованности хозяйств в производстве сельхозпродукции. Представьте ситуацию, если например, раньше у вас был доход не слишком большой, но позволявший и семью накормить, одеть, обуть, и машину купить, и ездить к родственникам в другие города, а потом вам зарплату в 10 раз понизили. Какой смысл на такую работу ходить? Люди и переставали это делать. Но когда прекращали существовать бывшие колхозы и совхозы, это вызывало деградацию всей окрестной инфраструктуры. Например, некому становилось зимой чистить дороги(действительно - некому стало поддерживать технику, которая в состоянии это делать). А остаться зимой без дороги - это испытание не каждой семье по силам. В результате оставшиеся люди массово покидали деревни.
Впрочем, вернемся на государственный уровень. Промышленное производство продовольствия падало устрашающими темпами. Поскольку положение нужно было каким-то образом спасать, были кардинально снижены таможенные пошлины на импорт продовольствия в Россию, что вызвало волну импорта. Большое число компаний занялось этим новым бизнесом, результаты чего можно наблюдать сегодня в любом продуктовом магазине. Даже в сельской местности сегодня в магазинах продаются польские яблоки, китайские груши и финские сыры. Бананы давно стоят дешевле огурцов.
Поскольку у нас стало модно ссылаться на американцев, процитируем их ученого Мариона Энсмингера: "Продукты питания - это и ответственность, и оружие. Ответственность потому, что одно из важнейших прав - право на пищу и её потребление в достатке. С другой стороны - это оружие, поскольку в политике и экономике продукты питания играют огромную роль и обладают большей силой, чем пушки или нефть". В последнее время открыто признаётся, что СССР был побеждён этим оружием - дефицит продовольствия серьезно подорвал веру людей в дееспособность правительства. Тем удивительнее, что современная Россия уверенно идёт тем же путём.
Часто, пытаясь оправдать малую эффективность сельского хозяйства России, всё валят на климат, мол, у нас зона рискованного земледелия. При этом как-то забывают, что Россия на 4-м месте в мире по площади пашни (на первом, кстати, США). Более того, у нас в стране сосредоточено порядка 40% площадей мирового чернозема - почв, обладающих наиболее высоким естественным уровнем плодородия (!). Также при изучении статистики легко заметить, что одним из крупнейших мировых экспортёров продовольствия является Канада, климат которой весьма суров, особенно по сравнению с югом России.

Деревня и школа

Излишне говорить, насколько важна сегодня для активных молодых семей школа. В подавляющем большинстве семей вопрос получения детьми среднего, а то и высшего образования не обсуждается. Конечно, дети должны его получить.
Во многом это заслуга советского периода, когда государством были вложены колоссальные средства в повышение уровня образования, в строительство школ, в том числе сельских, в подготовку кадров.
Сегодня мы наблюдаем обратную картину - количество школ и дошкольных учреждений сокращается, причем достаточно быстрыми темпами.
Фактически, сокращение школ идет опережающими темпами по сравнению с сокращением численности населения при большей относительной доле детей в сельской местности (!). Причина известная - "нет денег". Замечу, что речь идет не о бедных 90-х. Статистика приведена для сравнительно "благополучных" годов "самого быстрого развития России", под конец которых бюджет ломился от финансов, и высокие чиновники спорили, куда лучше вкладывать государственные средства. А в это время сельские школы тихо и незаметно закрывали тысячами по всей стране.
Понятно, что если закрывается школа, то молодые семьи, которые чудом остались в ближайших деревнях, начинают подумывать о том, чтобы перебраться туда, где школа ещё работает.

Причём если школа осталась, то встречается довольно показательная картина, которую довелось наблюдать не так давно: школа рапортует, что впервые за долгие годы был набран первый класс. Девять детей - один русский и восемь таджиков. Как я уже писал, в сельской местности катастрофически не хватает непьющих людей. А в странах солнечной Средней Азии по ряду причин жить многим становится невмоготу. В итоге люди приезжают в Россию, селятся в сельской местности, где можно купить дома за бесценок, и довольно успешно живут (ещё и помогая деньгами родственникам в своей стране). Другое дело, что деревня при этом становится скорее азиатской (по речи, одежде, обычаям и праздникам). И если раньше увидеть человека в халате в нашей деревне было огромной редкостью, то сегодня это сравнительно обычное явление.
Директора успешных хозяйств Волгоградской области в ответ на вопрос корреспондента - какая проблема для них "самая большая" ответили: низкие квоты УФМС (Управление Федеральной Миграционной Службы). Область получает квоты порядка 20-30 тысяч человек (очень изрядная доля от трудоспособного мужского населения сельской местности) в основном - на сельское хозяйство, причем директор предприятия говорит, что пытался завозить рабочих из Удмуртии, но те, кто согласен ехать, очень пьют: 70% приходится отправлять обратно за пьянство. Местные - еще хуже.



Цитирую директора совхоза ("Эксперт" №9 (648) за 2009 год): "Узбек или таджик заменяет четырех русских, а один китаец - двух таджиков". При этом мигранты заметно менее требовательны к условиям, к администрации, да и к наличию той же школы (нет, и Бог с ней). Так сегодня заселяются опустевшие села, при активном лоббировании успешных директоров хозяйств.

Деревня и земля

В ситуации, когда продукция сельского хозяйства стала стоить дешевле, чем топливо, необходимое для того, чтобы эту продукцию собрать, единственной ценностью, которой обладали крупные сельскохозяйственные предприятия, осталась земля.
С принятием нового Земельного кодекса, разрешившего торговлю землёй, многие хозяйства, располагавшиеся у трасс и вблизи городов, были либо сразу скуплены, либо обанкрочены и скуплены. Сельскохозяйственная деятельность при этом либо прекращалась, либо оставлялась только как "прикрытие". Наибольшей стоимостью в России обладает не сельскохозяйственная земля, а земля под застройку. Перевод земель в категорию, разрешающую застройку - сложная процедура, требующая времени и средств. При этом закон формально требует землю сельхозназначения обрабатывать, и если земля не обрабатывается 3 года - она должна изыматься. По счастью, строгость наших законов компенсируется гибкостью при их исполнении. В итоге распахивается только часть земель (обычно поля, которые видно с трассы), что позволяет снизить размер всех видов издержек и не думать об обработке полей, расположенных в глубине территории (т.е. о большей части земель). В итоге даже в центральной России велик процент полей, которые не обрабатывались по 15, а местами и по 20 лет.
Главный удар в этой ситуации получился даже не по сельскому хозяйству, а по сельской местности. Если раньше здесь был пусть плохой, но хозяин, то сейчас его сменил откровенный временщик. Торговля землей - это настоящий Клондайк. Рост цен в некоторых местах вблизи городов составил десятки тысяч раз. При такой рыночной конъюнктуре оказывается выгодно как можно дольше "держать" землю, что и делает подавляющее большинство владельцев. При этом у них есть текущие расходы - тот же земельный налог, да и остались какие-то жители, работники бывших хозяйств. Если их не кормить, они начнут писать письма и т.д. Поэтому какой-то заработок желательно дать. В итоге людям предлагается, например, вырубать оставшиеся окрестные леса. Все, в том числе работники, понимают, что перспектив у такого подхода в средней полосе (где недостаток лесов) - никаких. Единственное следствие - люди чаще уходят в запой.

Деревня и администрация

Вопреки часто встречающемуся убеждению, местная администрация в какой-то момент перестала быть заинтересована в развитии сельской местности. Люди, в т.ч. увлеченные созданием новых сельских проектов, благодаря которым количество людей в деревнях будет возрастать, думают, что их должны поддержать. Но это не так.
Точнее - на уровне личных отношений конкретный глава района или сельской администрации может и поддержать какой-то проект, однако надо чётко понимать, что с точки зрения местного бюджета они, как правило, не заинтересованы в подобных проектах.
Как уже не раз говорилось выше, производство сельхозпродуктов в массе своей давно ниже уровня рентабельности. Это не случайность, а закономерность в силу ряда вполне объективных факторов. Практически любой глава района не раз наблюдал очередной многообещающий проект, который вместо планировавшейся крупной отдачи либо еле балансировал на грани рентабельности, либо закрывался совсем. Низкое доверие к новым проектам основано на реальном опыте.
При этом жителей деревень необходимо обеспечивать школой, медицинской помощью, телефоном, пожарной командой, ремонтировать дорогу, нанимать технику для чистки дороги зимой, ремонтировать линию электропередач, оплачивать горящие в селе по ночам фонари, оплачивать потери в линии и в трансформаторе, и т.д. А если деревня перестает быть населённым пунктом или оттуда все уезжают, то эти очень ощутимые для скудного местного бюджета расходы можно не делать. В итоге для уничтожения деревни как населенного пункта теперь достаточно, чтобы в деревне просто не осталось ни одного прописанного жителя, причем местный муниципалитет будет скорее заинтересован в таком раскладе.

Деревня и дороги

Как известно, в России есть две беды. В сельской местности вторая российская беда сегодня стала особенно острой. Если в советское время дороги хоть как-то строились и ремонтировались, то в последние годы ими просто никто не занимается. Денег на это нет, и не предвидится.
Очевидно, сегодня дело не в бедности, а в приоритетах распределения средств. И не надо говорить про климат. При пересечении границы Финляндии качество дорог вырастает на порядок, а климат там похожий. При этом неплохие дороги у финнов идут буквально на каждый хутор. Более того - в последнее время заметной стала разница даже при пересечении границы Белоруссии. Поскольку в Белоруссии удалось сохранить почти советские темпы строительства сельских дорог, сельская дорожная сеть там находится в отличном, по сравнению с Россией, состоянии. Причем она там действительно используется, в результате чего Белоруссия экспортирует продовольствие.
Жить в деревне, куда нельзя доехать, мало кто готов. Дорожная сеть, построенная во времена СССР, сегодня деградирует. При этом ни администрация, ни землевладельцы, как правило, не заинтересованы в восстановлении и прокладке дорог. А у редких сельхозпредприятий на это нет средств. Ухудшение качества дорог стимулирует отъезд из деревень оставшихся жителейи серьёзно тормозит старт новых проектов, поскольку создание дорожной инфраструктуры стоит дорого.

Изменится ли что-то завтра? Хороший вопрос. Если в условиях мирового финансового кризиса возникнут проблемы с получением продовольствия (что возможно по многим причинам), то необходимость в собственном сельском хозяйстве станет очевидна всем. Другое дело, что быстро поднять эту отрасль крайне сложно. Парадокс заключается в том, что неэффективное сельское хозяйство СССР было разрушено только для того, чтобы на его месте создать еще менее эффективную систему, в которую вообще практически бесполезно вкладывать государственные деньги. Попытки что-то сделать были не раз, но без финансирования подобные программы обречены, а любое денежное вливание по факту стало совершенно неэффективно - львиная доля средств вообще не доходит до адресата, растворяясь по дороге. Поэтому предложить разумную глобальную программу сегодня намного сложнее, чем раньше.

Так что же теперь - пойти и застрелиться? Попробуем добавить хоть немного позитива. Шестого июня 2009 года президент России Дмитрий Медведев в своей статье по поводу зернового рынка сказал: "Отмечу и то, что возможности расширения посевных площадей в большинстве регионов планеты практически исчерпаны. Россия же занимает лидирующее место в мире по площади и качеству сельскохозяйственных земель. ... Россия ставит задачу... стать для значительной части человечества гарантом продовольственной безопасности. … Мы готовы к дополнительным мерам по повышению эффективности агропромышленного производства, созданию благоприятных условий для внедрения инноваций и обеспечения доступа эффективных сельхозпроизводителей к земле и капиталу". Совершенно правильное понимание ситуации и грамотные слова. Правда, буквально через два дня первый вице-премьер Виктор Зубков выступил с предложением пригласить в Россию инвесторов на 20 миллионов гектаров неиспользуемых ныне сельскохозяйственных земель. Надо понимать, что приглашение внешних инвесторов это плохой сценарий. По нему уже пошла Аргентина (один из довольно крупных экспортеров продовольствия в мире), однако их собственное население в неурожайные годы просто голодает. Т.е. внешний производитель будет в первую очередь беспокоиться о внешних контрактах и прибыли, в то время как внутренний может заботиться и о внутренней продовольственной безопасности своей страны.

хххххххххххххххххххххххх
 
kualspb_2013Дата: Суббота, 01.03.2014, 15:06 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1445
Репутация: 0
Статус: Offline
_009
Нижегородская правда (№68 ОТ 01.07.2010)
Татьяна Кудрявцева. Выживет ли русская деревня?

ссылка

Шесть десятков сел и деревень Лукояновского района умерли во второй половине ХХ века! Тенденция сохраняется...
Не люблю бывать в деревнях. Родившаяся в селе - пригороде небольшого городка, обликом своим больше походящего на само село, - и всю жизнь прожившая здесь же, я просто физически заболеваю от вида погибающих сел и деревень. Жалость и безысходность чувствуешь, глядя на брошенные покосившиеся дома, заросшие бурьяном дворы, пустынные, словно вымершие, улицы, поля в поросли березок и елочек. Душа ноет оттого, что совсем недавно здесь бурлила жизнь: бегали по улицам босоногие ребятишки, громко перекрикивались через плетни хозяйки, во дворах мычало, кудахтало и хрюкало, а с полей и покосов слышалось беспрерывное тарахтение тракторов.
О вымирании деревни говорят все, и давно. Еще в середине ХIХ века Некрасов, Бунин и Чехов писали о деградации и распаде «русского сельского мира», в ХХ тревогу забил Есенин. Но именно с началом коллективизации классическая русская деревня прекратила свое существование, уступив место колхозам. Война разорила и уничтожила тысячи поселений, поднимать которые вернулись немногие. А освоение целины отвлекло те средства, которые могли бы пойти на возрождение деревни. И, предоставленная самой себе, она начала тихо умирать. С карты Лукояновского района исчезли хутор Мессинга и Бутский, Малая Аря, огромное село (1872 души!), Средние Пичингуши, деревни Лавровка и Русиновка, в огне весеннего пожара погибло красивое село Ладыгино...
Реформы 90-х годов прошлого века, кажется, окончательно доконали деревню. Чего стоит, к примеру, целенаправленная политика нижегородского младореформатора, на всю страну заявившего, что село, мол, провальная яма и продукты питания дешевле завозить из-за границы, чем выращивать свои.
Колхозы, брошенные без поддержки и, чего уж греха таить, без контроля государства, распались, люд устремился в города. Последние переписи населения (1989 и 2002 годов) наглядно демонстрируют, что численность городского населения нашей страны почти в три раза превышает количество сельского. Краеведческий сборник «Край наш Лукояновский», выпущенный в прошлом году, содержит показательный список населенных пунктов района, прекративших свое существование во второй половине ХХ века. Таблица содержит 60 (!) названий поселков и деревень. Еще большее впечатление производит сравнительная таблица населения Лукояновского уезда (района) в 1859, 1916 и 2008 годах. Из 103 населенных пунктов, обозначенных когда-то на картах территории, 51 селение к настоящему времени уже не значится. Вместе с ними уменьшилась и численность населения с 68 до 32,5 тысячи человек. Не в умирании ли деревни кроется начало демографической проблемы нашей страны? А. И. Антонов, доктор философских наук, заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ, считает:
- Для России свойственна высокая степень урбанизации: большая часть населения живут в городах, а для городских жителей свойственна низкая рождаемость, которая в последние десятилетия усугубилась высокой смертностью - признаком крайнего общественного неблагополучия и следствием резко ухудшившихся жизненных условий в стране. Подорвали родовые корни русского народа - деревню, а в городах он не размножается, вот и вымирает постепенно. Не рождаемость поощрять надо, не жалкие пособия на ребенка выплачивать, а русскую деревню возpождaть.
Пока о возрождении, считают селяне, речи не идет. Национальный проект развития агро-промышленного комплекса, завязшего в реалиях современной российской действительности и волнах мирового кризиса, существенного облегчения крестьянам не принес. Молодежь, несмотря на прилагаемые к федеральной программе квартиры и машины, в село возвращаться не спешит. А прошедшее недавно укрупнение сельских территорий и массовое закрытие школ стали еще одной дубиной в колеса бедной повозки русской-советской-российской деревни. На сколько же еще ее, долготерпеливой, хватит?
Впрочем, некоторые современные политики и ученые находят, что все идет своим эволюционным путем. Научно-технический прогресс не стоит на месте и в сельское хозяйство проникает не менее активно, чем в остальные сферы жизни. Там, где раньше требовались сотня рабочих рук и десять комбайнов, сейчас достаточно одного-двух агрегатов и пяти-шести механизаторов. А что делать остальным? Либо подаваться в город, либо искать себе новое применение, либо тихо спиваться. Что в реальности и происходит. Значит ли это, что умирание деревни - закономерный эволюционный процесс любого государства? Не хочется думать, что и российского.

_010















































 
Форум » _003 СТРОИТЕЛЬСТВО ОБЩИНЫ » Прочие » Россия деревенская - в прошлом и настоящем (подборка Ку Аля)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Создать бесплатный сайт с uCoz
Рейтинг@Mail.ru