Понедельник, 23.10.2017, 12:39
Ку Аль (kualspb) и его творчество
ГлавнаяРегистрацияВход
Приветствую Вас, Гость · RSS
проба1
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Форум » _003 СТРОИТЕЛЬСТВО ОБЩИНЫ » Прочие » ЭКОПОСЕЛЕНИЯ в разных странах
ЭКОПОСЕЛЕНИЯ в разных странах
kualspb_2013Дата: Вторник, 19.05.2015, 21:29 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1366
Репутация: 0
Статус: Offline
ЭКОПОСЕЛЕНИЯ в разных странах

_001
http://www.ecology.md/section.php?section=ecoset&id=3389
Что такое Глобальная Сеть Экопоселений?

Сеть GEN была создана как ответ на усиливающееся негативное воздействие на планету: увеличение выработки природных ресурсов; рост городов за счёт сельской местности; растущее чувство отчуждённости среди молодёжи; угроза уменьшения численности коренного населения; и крайняя нищета во многих частях мира. GEN ставит целью облегчить это давление и предложить конкретные альтернативы через примеры устойчивой жизни в экологических общинах. Она представлена на всех континентах и имеет более 15000 членов по всему миру Для удобства эта сеть состоит из трёх секторов: GEN-Europe объединяет экопоселения Европы и Африки, ENA (Ecovillage Network of Americas) объединяет поселения Северной и Южной Америки, и GENOA (GEN Oceania and Asia) - поселения Австралии, Новой Зеландии, Океании и Азии.
Сеть GEN-Europe была основана как членская организация в 1996 году в помощь развитию экопоселений и национальных сетей экопоселений. Членство организации открыто широкому кругу проектов в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке, независимо от политических, религиозных или культурных различий. На сегодня сети активны в Дании, Швеции, Финляндии, Германии, Соединённом Королевстве, Франции, Италии, Испании, Турции, Польше, России, Венгрии и Сенегал, и во многих других странах находятся в процессе становления. Исследовательские и демонстрационные центры, привлекающие тысячи посетителей каждый год, также являются частью сети. GEN-Europe получает финансовую поддержку Европейской Комиссии Окружающей Среды. GEN-Europe является европейским региональным секретариатом Глобальной Сети Экопоселений (GEN), негосударственной организацией, аккредитованной в ООН со статусом особого консультанта при Экономическом и Социальном Совете (UN-ECOSOC), и партнёром Института ООН по Обучению и Исследованиям (UNITAR).

Видение
Мы видим разнообразие культур и всей жизни на нашей планете, объединяющихся в сотворчестве общин в гармонии друг с другом и с Землёй, удовлетворяя нужды этого и будущих поколений.

Миссия
Мы творим устойчивое будущее через признание, поддержку и координацию усилий общин в достижении социальной, духовной, экономической и экологической гармонии. Мы поддерживаем культуру взаимного приятия и уважения, солидарности и любви, открытого общения, межкультурного обмена и обучения через пример. Мы служим катализатором в воплощении высших стремлений человечества в практическую реальность.

Что такое экопоселение?
Экопоселения – это человеческие поселения, сельские или городские, стремящиеся создать модель устойчивой жизни. Это могут быть новые поселения, либо воссозданные из уже существующих деревень, их можно найти в индустриальных и развитых странах Севера и в развивающихся странах Юга. Они являются примером модели развития, которая комбинирует высокое качество жизни, сохранение природных ресурсов и продвижение холистических подходов, которые естественно интегрируются в экологию человеческого жилья, образование, приобщенности к принятию решений, зелёным технологиям и бизнесу. Экопоселения – это общины, в которых люди чувствуют поддержку окружающих и ответственны за тех, кто рядом. Они обеспечивают глубокое чувство принадлежности к группе, и достаточно малы для того, чтобы каждый чувствовал весомость, был видим и слышим, и открыт процветающему взаимодействию со своими соседями. Они появляются в соответствии с культурными и географическими характеристиками своих био-регионов и обычно охватывают четыре измерения: социальное, экологическое, культурное и духовное, скомбинированные в системный, холистический подход, поддерживающий личное развитие.

В каком смысле экопоселения являются решением?
Сеит экопоселенийЭкопоселения – это живые лаборатории для сотворения справедливого и уважающего человека общества, основанного на взаимопонимании и участии. Это семена будущего, которые видны уже сегодня. Их цель в комбинации поддерживающего человека социально-культурного окружения со стилем жизни меньше всего довлеющего на окружающую среду. Как новая социальная структура , экопоселение идёт дальше современного раздвоения городских и сельских поселений: оно представляет широко применимую модель для планирования и реорганизации человеческих поселений в 21-м веке. Экопоселения воплощают свои слова в дела, неся экологические концепции и теории в практику и создавая пути развития, которые удовлетворяют глубочайшие потребности человека, одновременно заботясь об окружающей среде. В основе концепции экопоселения лежит желание взять ответственность за собственную жизнь; творить будущее, воспроизводимое для человека и природы, и потому устойчивое на всё неограниченное будущее. Будущее, которое бы мы хотели завещать нашим детям, чтобы они также, как и их дети, могли расти полноценными и здоровыми людьми. Принимая природные циклы и с уважением относясь к Земле и всем живым существам, экопоселения стремятся сохранить, возродить или найти новые выражения наших отношений с природой и вселенной.

_002
http://www.ecology.md/section.php?section=ecoset&id=257
Финдхорн. Экопоселение в Шотландии

Каждый год шотландская организация «Финдхорн» приветствует тысячи людей со всего мира. Тех, кто участвует в духовных образовательных программах этой организации.



Будущее нашей планеты все больше и больше нуждается в позитивной модели, которая показывала бы жизнеспособность, поддержку человечества и планеты. Экологические поселения «Финдхорна» выступают с такой моделью, показывающие поддержку не только окружающей среды, но и социальной, экономической и духовной жизни. Принципы экопоселения подходят в равной степени как для города, так и для сельской местности, обеспечивая решения человеческих и социальных нужд и в то же самое время защищая окружающую среду и предлагая повышение качества жизни во всем.
А начиналось все с того, что шестеро людей: семья Питер и Эйлин Кэдди, а также их трое сыновей и Дороти Мак клин решили сажать овощи. На протяжении многих лет каждый из них искал свой духовный путь и был, определенно, успешен в этом. В 1957 году они прибыли на северо-восток Шотландии, в город Форрес для управления отелем «Клуни Хилл». Используя все свои духовные возможности и применяя нетрадиционный метод развития (слушать свой внутренний голос), за несколько лет место их деятельности превратилось в преуспевающий 4-х звездочный отель. Однако через несколько лет их деятельность в отеле завершилась, и, взяв немного денег, все шестеро в своем «домике на колесах» направились на близ лежащее побережье в деревню Финд хорн. Проживание шести людей на пособие по безработице было трудным, и Питер решил сажать овощи. Земля на побережье была песчаной и сухой, но он не сдавался. И, применяя все тот же не традиционный метод – слушать свой внутренний голос и растения, результаты превзошли все ожидания. Из бесплодной песчаной почвы выросло множество растений, различные виды трав и цветов, а также 40 фунтовая (18кг). капуста, которая стала известна всей стране.
Так деятельность «Финдхорна» становилась знаменитой. Другие люди начали приезжать в деревню, чтобы присоединиться к семье Кэдди и Дороти. Так первоначальная группа из 6 человек перерастала в маленькую общину, которая развивала земледелие в гармонии с природой. С 1980 года в Финдхорне создаются первые экопоселения, которые насчитывали около 20 экологических домов, которые начинались строиться по уникальной системе, учитывающей звуки окружающей среды, эффективное использование энергии. Продолжая развивать эту систему, в настоящее время уже построено 45 поселений, при построении которых применялись натуральные, нетоксичные материалы.
Организация «Финдхорн» создала «дышащую» стенную структуру, которая целительно воздействует на людей с помощью умеренной влажности и проветривания помещений. Экопоселения – это общины с крепко связанной социальной структурой, соединяющей экологические, социальные и духовные вопросы.
Работая на простом принципе: «Не брать с земли больше, чем она дает тебе», экопоселения сознательно уменьшили обработку земли. Создавая свои экопоселения, люди смогли показать, как трансформировать человеческую жизнь, как в больших городах, так и в маленьких селах, в полные жизни общины, безвредно взаимодействующие с окружающей средой. Их принципы универсальны – это объединение людей в общины (можно просто в общества, например по интересам); процесс, основанный на принципе: решил – сделал; духовное и культурное многообразие; объединенная целостная забота о здоровье; общее и индивидуальное образование; выращивание натуральных пищевых продуктов в месте проживания; экологическое строительство; всемирное сотрудничество.
На протяжении 40 лет работы организация «Финдхорн» разработала более 40 многообразных программ и курсов для обучения. Они включают в себя все аспекты человеческой жизни:
– взаимоотношения с окружающей средой, например, экологическое строительство, создание ветряных генераторов (он обеспечивает 15% потребностей в электричестве общины), создание самовосстанавливающейся энергетической системы, для которой были изобретены солнечные панели (они способствуют нагреву воды), использование дождевой воды для различных садовых работ, строительство крыш из глиняной черепицы; проектирование и обработка сточных вод; проект «Леса для жизни» – по восстановлению лесов.
– использование вещей технократического мира, например, проект «Земляной корабль», в котором применялись использованные шины; применение зоновой нагревательной системы, в которой использовался газовый конденсатный бойлер для самой высокой эффективности; использование лампочек с низким потреблением энергии; целлюлозная изоляция (произведенная из переработанной бумаги).
– создано очень много курсов и программ по обучению, например, гольфу, гончарному искусству, предлагаются воскресные путешествия на природу с палатками, а также возможно проживание в сельских домиках, трейлерах.
– в настоящее время действует Школа Стайнер, в которой обучаются дети с 3 до 13 лет, а также колледж, который находится на месте бывшего отеля «Клуни Хилл».
– продвигая свои идеи по восстановлению окружающей среды и мира, «Финдхорн» имеет различные програм мы со многими странами. В России – это «Ecologia Trust». – помимо этого есть и студия дизайна и программного обеспечения, а так же издательство.
Объединенность и сплоченность людей в этой организации показывает, что развитие и духовные принципы ценятся больше, чем различия в вероисповедании. Именно так достигается здесь связь всех аспектов жизни – жить в гармонии с природой и друг с другом!

-- Другие ссылки о «Финдхорне»:
http://holos.spb.ru/scripts/show.php?templ=potok/n4/lizaint.html
http://domrebenok.ru/2009/06/25/vysokij-dux-i-vysokie-texnologii.html
http://ezograd.narod.ru/lib-pod....m
http://www.penpal.su/forum/showthread.php?p=123
http://www.grishino.ecology.net.ru/ru/ecolinks.htm

_003
http://www.ecology.md/section.php?section=ecoset&id=1937
Экорай против кризиса
Экопоселенцы уверяют, что они по-прежнему богаты, а на жизнь им хватает всего 100 грн. в месяц.
Семья художников Сирыков живет неподалеку от села Стрыбиж на Житомирщине. Чтобы добраться к ним, надо долго плутать по разбитым сельским дорогам. Василий и Вика перебрались сюда шесть лет назад. Они считают, что ценности, ради которых так много людей «сжигает себя на работе», только разрушают нас. А такие встряски, как нынешний кризис, — закономерность из-за нездорового поведения человечества.
Дом, погреб, летняя кухня, сеновал, баня, огород, пасека и собственное озеро. Все это начиналось с обыкновенной туристической палатки и участка, взятого в аренду. 50-летний бородач, одетый в вышитую сорочку и шорты, босиком по еще мерзлой земле идет нам навстречу. Принимает гостинцы — бананы и апельсины, однако замечает, что экзотику употребляет редко. «Вибрации» заморских фруктов для славянского здоровья не подходят.
Услышав, что речь пойдет о кризисе, хозяин улыбается. Говорит, что последний раз сталкивался с ним еще в 90-е: «Бывало тогда, что нам с Викой по нескольку недель приходилось сидеть без хлеба — при развале СССР крупные заказы исчезли. Потому пришлось искать их в России. Потом мы поняли, что это замкнутый круг, гонка за деньгами. И решили объединяться с природой. Теперь у нас нет необходимости постоянно думать, как прокормить себя. Земля дает все необходимое».
В отличие от многих соотечественников, экопоселенцы смело строят планы на будущее: сделать 50 новых скворечников, на 8 Марта подарить жене новую теплицу овальной формы (мол, в такой овощи будут расти вкуснее), заготовить березового сока на весь год. Также в конце марта Василий планирует сделать в Киеве выставку своей графики, где посетители смогут услышать подробнее о его «антикризисной программе». Но самым главным событием года должно стать рождение нового члена семьи. «Очень хочется, чтобы у нас был еще один ребенок, который вырастет здесь», — говорит Василий.
Повышение цен на детское питание и памперсы экопоселенцев не пугает — первое с лихвой заменяют продукты с огорода и из лесу, на вегетарианской диете вырос и сын Степан (по его розовым щекам и тому, что он ни разу не болел, не скажешь, что отсутствие мяса — беда для растущего организма), второе — пеленки по старинке. А чтобы их постирать, нужны только вода, глина и травы. Никаких расходов на порошки, отбеливатели и еще гору бытовой химии.
Калитка во двор. Вместо дверного звонка — колокол
Экопоселенцы не боятся морозов — ходят босиком и носят одежду из естественных волокон. Так здоровее, да и нет трат на гардероб.



Воду берут из озера, которое выкопали сами, а не из горводоканала: бесплатно и экологично. Печка избавляет от расходов на газ или уголь. Топят дровами, которые есть в избытке в ближайшем лесу. Электричество тоже не нужно — встают здесь с рассветом, а ложатся спать после захода солнца.
«Многие мне предлагают продавать свои картины за большие деньги, а я отказываюсь. Ведь продажа творчества — это растрата энергии. Вообще работать ради денег — неправильно. Вместо того, чтобы делать что-то для себя, ты постоянно распыляешься вовне. Отсюда усталость, депрессии, вредные привычки, болезни. Посмотрите на тех художников, кто успешно продается. Одни пьют, у других — серьезные проблемы в семейной жизни. Возможно, кризис поможет людям понять, что они делают не так», — говорит Василий.
«Надо больше мечтать о том чего хочешь, — говорит нам на прощание Вика. — Мы мечтали о такой жизни, рисовали свой дом. Надо не бояться создавать себе образы того мира, в котором ты хочешь быть. Ведь если постоянно думать о проблемах, то ничего, кроме проблем, тебя и не ждет».

ПРОВЕРКА БИЗНЕСОМ
О том, что кризис заставляет людей задуматься о смене жительства, говорит вот какой факт. «Я дал объявление о том, что ищу соседей для создания экопоселения еще в июле прошлого года. Мне звонили раз в две-три недели, сейчас — несколько раз в неделю. Но я понял, что большинство даже не представляет себе, что такое жизнь вне города, и с какими проблемами они столкнутся. Например, как будут жить без горячей воды», — рассказывает киевлянин Владимир, в планах у которого возродить хутор на границе Киевской и Черкасской областей.
Но сначала надо закончить поиск соседей (примерно 10 семей) и немного обустроить поселение, чтобы у них не было шока от разрухи в селе. «В моем «новом» доме всего три стены, но даже одного дня в тех местах мне хватает, чтобы зарядиться энергией и вдохновением на целый месяц», — говорит будущий экопоселенец и признается, что проверяет всех желающих... бизнесом: «Я прошу людей показать, что они умеют здесь и сейчас. Самой простой способ — бизнес. Предлагаю начать новое дело, и сразу видно, умеет ли человек организовать его, работать в команде, быть предпринимателем, а не барыгой». Ныне у Владимира совместный интернет-проект с одним из своих соседей, и даже после переезда на природу он может приносить доход.

«ФИТНЕС-ЗАЛ ДАЖЕ СМЕШНО СРАВНИВАТЬ С РУБКОЙ ДРОВ ИЛИ СЕНОКОСОМ»
«Те, кто сейчас поедет в село за спасением от стресса, могут столкнуться с еще большим стрессом. В городе «плюс-минус» плохо, но привычно, а в деревне... — предостерегает Алена, которая живет в селе Зикрачи, что на Киевщине, уже две зимы. — Летом по соседству живет еще девять семей, но с холодами они возвращаются в город. Поэтому я и веду счет времени по зимам».
Возвращаясь к теме переезда из города, Алена рассказывает о «периоде адаптации»: «Вначале много всего было, в том числе и сложного. Я к тому, как маршрутки ходят, полгода не могла привыкнуть: то они есть, то их нет... А магазина нет постоянно. Но в то же время жизнь на природе — сплошной позитив. Только за городом понимаешь, что человеку не свойственно сидеть восемь, а то и больше часов в кресле. А фитнес-зал даже смешно сравнивать с рубкой дров или сенокосом. А воздух? У меня в столице напротив подъезда стоял мусорник и был такой запах... Мне даже сейчас иногда кажется — открою дверь, и он снова там, настолько это въелось в память. Но за моей дверью только морозный ветер или запах трав».
Нетрудно предположить, что после такой рекламы многие читатели забудут, с чего, собственно, начиналась эта статья. И тем, кто все же решится на переезд, Алена советует не упускать время — весной можно заняться подготовкой земли, посадкой растений, за лето привести в порядок дом. Ехать лучше не одной семьей, а несколькими — всегда будет кому прийти на помощь. При этом бывает так, что новоиспеченные экопоселенцы, которые были друзьями в городе, на природе начинают ссориться, и легче ужиться с незнакомыми.
Добавим, что у многих экопоселенцев и вне города есть интернет, многие продолжают работать удаленно, а посему профессия программиста считается достаточно выгодной — он не привязан к офису. А вот к строителям многие относятся с подозрением и не всегда радостно заключают в объятия. Говорят, что с ремонтом они помогут, но общую гармонию могут разрушить, уж очень много в их лексиконе «ненормативного».

ДОМ ПРЕДЫДУЩИХ ХОЗЯЕВ НАДО СНЕСТИ
«Непростой вопрос при переезде на ПМЖ на природу — это только приобретение земли, — рассказывает житель еще одного экопоселения — Ромашки, Андрей Ковалевский. — Все остальное не стоит денег: воду можно брать из озера, которое вырывается своими силами, пища — с огорода, и урожаем с 1 га можно прокормить семью из 3—4 человек. Многие сомневаются, что можно комфортно прожить без мяса. Можно! А секрет в том, что на природе, где нет стрессов, загазованности и питания с консерваторами и стабилизаторами, организму не надо дополнительной энергии на преодоление усталости и загрязнения, а энергии на жизнь хватает от овощей и фруктов.
Чтобы убедить чиновников сельсовета в том, что бесплатную землю, положенную любому украинцу по закону, вы будете использовать по назначению, нужно предоставить четкий план будущего хозяйства. Если же участок покупать, то лучше без дома — потому что энергия предыдущих хозяев будет мешать. Проверено на себе. Из ежемесячных расходов — только покупка подсолнечного масла, муки и одежды. А деньги на это можно получить, практикуя народные ремесла, свои умения, а также занимаясь удаленной работой на компьютере или продавая излишек выращенных продуктов».
 
kualspb_2013Дата: Вторник, 19.05.2015, 21:36 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1366
Репутация: 0
Статус: Offline
_004
http://www.ecology.md/section.php?section=ecoset&id=1685
Возвращение в Эдем

Что такое «Проект Эдем»? В буквальном переводе с английского Eden project означает «Райский проект», а фактически — это ботанический сад вблизи небольшого городка Сент-Остелл в графстве Корнуолл на юго-западе Англии. Высаженный на мёртвой земле карьеров и отвалов заброшенных шахт, он за несколько лет превратился в настоящее чудо света.



Только в год открытия — 2001-й — Сент-Остелл посетило около миллиона туристов. Побывали там и семеро уральских школьников. Они стали победителями экологического конкурса, который организовало в Екатеринбурге Британское Генеральное консульство. На конкурс под названием «Проект Эдем: живой театр растений и людей» ребята представили эссе и слайд-фильмы, посвящённые их пониманию природы и взаимосвязи всего живого на Земле.
Больше двух столетий в графстве Корнуолл добывали олово, медь и фарфоровую глину. Когда шахты закрыли, возле местечка Сент-Остелл остались лишь отвалы пустых пород. Они выглядели почти как лунный пейзаж.



Варварски уничтоженная природа и безработица сделали Сент-Остелл одним из беднейших районов Европы. Но в середине 1990-х годов всё изменилось. Музыкальный продюсер Тим Смит, корнуолец по рождению, решил построить здесь «Райский сад».
Идея была чрезвычайно смелой: воссоздать в одном месте природу нескольких климатических зон и, как в живом театре, рассказать историю о произрастающих там растениях. Создатели «Проекта Эдем» хотели, чтобы ботанический сад, выросший на опустошённом человеком пространстве, не только привлекал красотой и разнообразием, но и заставлял каждого, кто сюда придёт, задуматься о том, что в наших силах сохранить мир цветущим и прекрасным.
Речь шла, по сути, о строительстве в небольшой части графства Корнуолл крупнейшей в мире оранжереи. На первых порах в осуществление этой идеи никто не верил, однако Смиту удалось воплотить собственные фантазии в жизнь и сделать «Проект Эдем» общенациональным.
Проект возглавил архитектор с мировым именем Николас Гримшоу, автор одного из самых известных творений конца ХХ века — вокзала Ватерлоо в Лондоне. Большую часть работы архитекторы взялись делать без всякой уверенности, что им когда-нибудь заплатят, потому что в тот момент денег у Смита не было, а, по подсчётам, на реализацию проекта требовалось ни много ни мало 75 млн фунтов стерлингов.
Всё в этом строительстве было уникальным. На площади 22 000 м2 расположились особые конструкции с искусственным климатом — биомы. В одном из них удалось воссоздать зону влажных субтропиков. Это самая большая оранжерея в мире длиной 240 м, шириной 110 м, высотой 55 м. В другом биоме — субтропики Средиземноморья, Калифорнии и Южной Африки. Третий биом разбит под открытым небом на площади более 100 000 м2, где высажены растения умеренного климата средних европейских широт.
Каждый биом состоит из четырёх куполов, похожих на гигантские соты. Соты представляют собой шестиугольные рамы из стальных трубок диаметром около 20 см. Купола держатся на изящных стальных арках. Компьютерные расчёты говорили о том, что с точки зрения прочности биомы безопасны. Но поскольку ничего подобного в мире до сих пор не строили, проектировщики решили подвергнуть их серьёзному испытанию: в одном из биомов к потолку подвесили ёмкости с водой общим весом 150 тонн, и конструкция не дрогнула. Впервые для куполов была использована вместо стекла прозрачная полимерная плёнка, которая служит 25 лет, а затем разрушается, не причиняя вреда природе.
Сейчас только в тропическом биоме находится более 12 000 видов растений из разных районов Земли — от островов Океании до Малайзии, от джунглей Африки до бассейна Амазонки.



Здесь есть, например, пальмовая роща, каучуковая плантация, мангровое болото и лес тиковых деревьев. Уход за капризными южными растениями требует кропотливой работы сотен людей, не только высококлассных специалистов, но и волонтёров — жителей окрестных городков и деревень. Они сажают, полют, рыхлят, подкармливают растения.

_005
http://www.ecology.md/section.php?section=ecoset&id=1220
Экопоселения России

Первые экологические поселения в России были основаны в начале 1990 годов, в трудный период распада СССР, перестройки экономики и всей жизни страны. Началу создания экопоселений способствовало то, что с перестройкой, с одной стороны, всплыли на поверхность и стали быстро усугубляться существовавшие до этого проблемы экологии, с другой стороны, у многих людей разрушилась устоявшаяся социальная и профессиональная жизнь. Осознание проблем с экологией и психоэмоциональная встряска от быстро меняющейся жизни многих натолкнули на поиски способов устойчивого развития. Идее построения экопоселений способствовала и ставшая более доступной информация о зарубежном опыте экопоселений.

За рубежом создание таких поселений началось еще в начале 1960-х и стало оcобенно активно развиваться с 1968г., когда по инициативе Матери, сподвижницы индийского духовного учителя Шри Ауробиндо, был заложен Ауровиль, "Город Рассвета", в котором ныне проживает более 1200 человек 31 национальности, приехавших туда со всех уголков мира. В настоящее время трудно назвать цифру, характеризующую количество экопоселений в мире. Существует ассоциация экопоселений мира - "Всемирная Сеть Экопоселений" , объединяющая три региональные сети: Глобальную Сеть Экопоселений стран Океании и Азии , Глобальную Сеть Экопоселений Америки , и Глобальную Сеть Экопоселений Европы . Однако, мы не можем ориентироваться в своих расчетах на количество членов этой сети, даже если произвольно предположим, что большинство экопоселений мира так или иначе с ней связаны. Дело в том, что членами сетей являются как отдельные поселения, так и национальные сети поселений (например, на начало 2007 года в Европейской сети GEN Europe из 42 действительных членов 13 являются национальными ассоциациями экопоселений). Но в любом случае, можно смело утверждать, что движение это мощное и ширящееся по всему миру.

В России из созданных на "первой волне", в первой половине 1990-х годов, наиболее известны поселения Китеж (Калужская обл., начало строительства 1992), Гришино (Подпорожский р-н, 1993), Невоэковиль (Сортавальский р-н, р-ка Карелия, 1993), Тиберкуль (Курагинский р-н, Красноярский край, 1994). Три первых из вышеназванных на начальном этапе своего создания получали финансовую поддержку от зарубежных и отечественных грантодающих организаций, поддерживающих экопоселения мира. Эконоосферное поселение Тиберкуль как в этом отношении, так и в некоторых других, стоит особняком. Это мегапоселение (А.Шубин, 1998) было создано последователями Виссариона, который в 1991 году основал Церковь Последнего Завета и объявил себя вторым пришествием Христа на Землю. На сегодня оно насчитывает более 5000 жителей, продолжает расти и является одним из самых крупных не только в России, но и в мире. При имеющихся различиях, можно выделить особенность, характерную для этих первых в стране экопоселений. Их жителями становилась, в основном, бывшая городская интеллигенция без особого опыта жизни на земле (не считая дачного); многих их них новые условия жизни в некотором роде "вынудили" искать альтернативную философию и альтернативный жизненный путь. Жизнь российских экопоселений строится на принципах, общих для многих экопоселений мира. Поселения оформлены в качестве юридического лица. Три из них предпринимают активные попытки организовать ООПТ на выделенных им территориях. Для всех основной задачей является жизнь в ладу с природой, без нанесения ей ущерба, что выражается в стремлении снизить антропогенную нагрузку на среду, в исключении использования пестицидов, гербицидов, неорганических удобрений в садах и огородах, в пищевых предпочтениях: большинство проживающих в поселениях придерживаются вегетарианства, а в Тиберкуле веганский способ питания является обязательным условием принадлежности к общине. Им свойственно стремление к возможно более полному самообеспечению и к гармоничным отношениям внутри сообщества, будь оно в виде общины (Тиберкуль, Китеж), или в виде независимых хозяйств (Гришино, Нево-эковиль). Жителям всех экопоселений свойственно увлечение теми или иными духовными учениями, совсем не обязательно общими для всех поселенцев (как в случае с Тиберкулем).
В 2005 году была создана Российская сеть экопоселений, в которую вошли поселения Гришино, Нево-эковиль и Большой камень и которая вступила в Европейскую сеть экопоселений в качестве ассоциативного члена.

В начале 2000-х годов на идее родовых поместий, высказанной в книгах Владимира Мегрэ возникла новая, гораздо более мощная волна создаваемых экопоселений. На сегодняшний день количество инициатив создания родовых поместий приближается к сотне. Пока большая их часть это еще не поселения, а инициативные группы людей, занимающихся поиском и / или оформлением земли. Однако примерно половину из них уже можно отнести к разряду "протопоселений", по классификации А.Шубина (Шубин, 1999).
Под "протопоселением" понимается инициативная группа людей, которая стремится к созданию общины, уже имеет для этого землю и жилье (Шубин 1999). При этом из членов группы на месте постоянно живет несколько человек, а часть группы большую часть времени проводит пока вне поселения. Среди последних есть уже и "живые" поселения, где жизнь не прекращается круглый год, к примеру, в поселении Ковчег (Калужская область, 2001) в 2006 г. живет круглогодично около 50 взрослых и чуть меньше детей. Экологические поселения типа родовых поместий также во многом основываются на принципах, перечисленных выше. Отличаются, на наш взгляд, люди, создающие новые экопоселения: их побуждает к этому не социальное разочарование, возникшее вследствие резкой экономической перестройки, а стремление к более гармоничной, нежели возможна в городах, жизни, к возрождению нормальных человеческих отношений в малых сообществах и к гармоничному общению с природой и Землей. Особенностью экологических поселений типа "Родовое поместье" является обязательное условие наличия у каждой семьи неделимого непродаваемого участка земли, обычно одного гектара, и жизнь в окружении таких же поместий, которые по замыслу должны передаваться семьей из поколения в поколение.
Если вам интересна тема экологических поселений Вы можете обратиться на следующие сайты, где вы найдете и ссылки на сайты конкретных экопоселений:
http://gen.ecovillage.org/
http://www.gen-europe.org/
Интересную информацию о первых экопоселениях России можно почерпнуть в статьях А.Кулясовой и И.Кулясова "Экопоселения в России", часть 1 и часть 2.

Если Вы разделяете идею родовых поместий и решили попробовать альтернативный способ жизни в деревне, то вам следует искать соратников в Анастасийских клубах, которые имеются практически в каждом городе, а их адреса легко найти в интернете. Там же имеется информация об уже строящихся экпоселениях, к которым можно примкнуть.

С чем придется столкнуться?

Наиболее остро во всех экопоселениях как зарубежных, так и российских, стоят следующие вопросы:
1. вопрос принятия решений (вопрос власти),
2. вопрос финансовой устойчивости (на что жить будем?)
3. вопрос на кого оформлять землю.

1. Вопрос власти и принятия решений.

По этому поводу у автора статьи сложилось мнение, что оптимальным является принятие решений консенсусом на общем собрании (все "за", все "против"), встречающееся нередко в экопоселениях за рубежом. Поселенцы обсуждают вопрос, голосуют, снова обсуждают и добиваются согласия всех членов общины. Если кто-то упорствует, ему предлагают выработать альтернативное решение, которое устроило бы всех и дается на это определенное количество дней. Иногда при этом возникают неожиданные решения, действительно устраивающие всех, но чаще всего, все-таки, упорствующий соглашается с мнением остальных. К сожалению, такой путь для России пока труден, и об этом знает любой, кто хоть раз присутствовал на собраниях, решающих спорные вопросы. Все же, в определенном приближении, подобное существует, скажем, в Ковчеге, где решения принимаются большинством в три четверти голосов. В Тиберкуле решения принимаются также общим собранием, но при наличии разночтений там обращаются к Виссариону как к непререкаемому авторитету.

2. Вопрос о средствах к существованию решается по-разному.

В новых поселениях многие еще не порвали связь с городом и либо работают там время от времени ("вахтовым способом"), либо получают деньги от сдачи городских квартир. Но вообще-то, исходя из зарубежного опыта и опыта российских поселенцев, способов заработать существует множество, главное - не лениться. Вот некоторые из них:

- Продажа выращенных без химии овощей и фруктов. Этот рынок у нас еще не сложился, но по нашему глубокому убеждению, за ним большое будущее. Зарубежный опыт подтверждает, что, даже несмотря на цены в несколько раз превышающие цены на аналогичные продукты, продукция экопоселений пользуется большим спросом, так как люди все больше думают о безопасности и здоровье.
- Пасеки - продажа меда и сопутствующих продуктов.
- Агротуризм. Здесь делу поможет строительство общего гостевого дома - одного, а лучше нескольких. Вообще, лучше начинать поселок именно с такого дома - это объединяет людей и дает многие преимущества в дальнейшем.
- Проведение в поселении семинаров, при наличии общего дома. Это практикуется в экопоселениях всего мира: эзотерические семинары, тренинги, семинары по прикладному творчеству и ремеслам, постройке домов и др.
- Можно договориться с местными лесничествами о помощи в санитарных рубках и рубках ухода - при наличии леса вокруг поселения и пилорамы в поселении это будет прекрасным подспорьем и при строительстве домов и для заготовки дров.
- Продажа молока, молочных продуктов, яиц. Даже если вы вегетарианец, и в поселении запрещено убивать животных и птиц (часто это является обязательным условием проживания в поселении), никто не мешает вам завести хотя бы козу.
- Питомники по выращиванию саженцев обычных и плодовых деревьев. Это станет заделом на будущее, даже если сегодня вы начнете выращивать их из семян.
- Выращивание лекарственных трав и заготовка дикорастущих.
- Заготовка травяных чаев. Говорят, до импорта индийского чая Англия импортировала русский капорский чай, сделанный из кипрея узколистого (в народе именуемого иван-чай). Не пора ли возродить эту традицию?
- Мелко ремесленная продукция.

Есть и другие, если хорошенько подумать.

3. В вопросе собственности

хочу сослаться на мнение Федора Лазутина, лидера поселения Ковчег, который считает, и многими примерами это аргументировано доказывает, что нельзя сразу оформлять участки в собственность поселенцам. В поселения, среди прочих, приезжают люди, для которых это не окончательное решение, а некий эксперимент. Больших денежных вложений тут не требуется, и для жителя, например, Москвы купить такой участок не представляет особой проблемы. Такой "экспериментатор" впоследствии либо не появляется на своем участке годами, давно о нем забыв или откладывая проект на более поздние времена, либо, что хуже, может продать его людям, не разделяющим идеи поселенцев, а то и распродать его мелкими частями (по закону может раздробить его по 4 сотки и продать во многие руки). Во всех таких случаях страдают остальные поселенцы. Оптимальный вариант - оформить землю на юридическое лицо, например, некоммерческое партнерство, и в дальнейшем решать вопрос о собственности на землю общим собранием. Многим такая постановка вопроса кажется жесткой, но, например, в Европейских экопоселениях эти вопросы решаются также, а порой еще жестче. Приведу пример двух датских поселений, в которых побывала. Там при выходе из состава поселения человеку возвращается первоначальный взнос (безо всяких процентов), и разрешается продать дом поселению по цене вложенных материалов, что составляет примерно одну десятую реальной стоимости дома, так как на Западе дороже всего оценивается работа, а не материалы.
Пример устава некоммерческого партнерства вы можете найти на сайте экопоселения Ковчег.
Отдельно я хотела бы высказать свое частное мнение о лидерстве в поселениях. В России, на мой взгляд, успех любого начинания очень сильно зависит от лидера. Парадокс же в том, что у нас не много хороших лидеров. Хороший лидер - это человек, взявший на себя ответственность за дело просто потому, что он по-другому не может: не чтобы себя утвердить (такое часто встречается) и не чтобы иметь определенные выгоды (тут как раз чаще приходиться вкладывать больше остальных - и сил, и денег). Мне понравились слова основателя одного американского экопоселения, о котором рассказывал Влад Кирбятьев, лидер экопоселения Гришино. Когда этого американца спрашивали, как он лидером стал, он говорил: "я просто видел, что надо сделать и делал это - видел, что никто этого не делает, а это нужно сделать, и я это делал. А кто сделает, если никто не делает, а я вижу, что это надо делать?". Вокруг такого человека обычно впоследствии складывается группа помощников, команда, работающая на тех же принципах безвозмездности. И тогда "машина" работает, дело спорится.
 
kualspb_2013Дата: Вторник, 19.05.2015, 21:39 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1366
Репутация: 0
Статус: Offline
_006
http://www.ecology.md/section.php?section=ecoset&id=259
Заежево. Экопоселение в Словакии

Экологическое поселение для европейских стран становится обычным явлением. В Словакии такие деревни тоже есть. Одно из них - это Заежево. В Центральную Словакию, в Карпаты люди приезжают учиться, просто отдыхать, некоторые остаются в Заежево навсегда.
Поселение было основано в 1991 году, когда местное объединение «Натура» купило в глухой по европейским меркам деревне старинный словацкий дом и начала его реконструкцию. Активисты воссоздали постройку, в точности следуя аналогам XIX века, в основе которой каменный дом из местной породы с соломенной крышей. Организация пропагандировала идеи сохранения культурного наследия народа, который почти никогда не знал, что такое независимость, однако бережно относился к традициям.



Через 2 года возникло объединение «За гармоничную жизнь», его участники купили 3 дома и в одном начали проведение обучающих программ по народным ремеслам, устойчивому жизнеобеспечению, выживанию в природе и другим подобным направлениям, которые начали завоевывать все большую популярность в европейских странах. Люди, уставшие от больших городов и техногенной культуры, все больше стремятся приехать в такие места, как Заежево, чтобы не просто вспомнить, как жили их предки, но и научиться более серьезному отношению к окружающему миру.
Сейчас в Заежево постоянно проживают около 30 человек. Изначально у поселения не было цели привлечь как можно больше людей к жизни в деревне, главная задача была создать хороший учебный центр, но некоторые заинтересовались возможностью остаться, и таких с каждым годом становится все больше. Дома поселения рассредоточены по всей деревне, в которой живут простые селяне, это не изолированная от остального мира коммуна, а очень динамично развивающееся современное сообщество.
Все эти годы Заежевский образовательный центр организовывал образовательные программы на гранты международных фондов, но теперь, как рассказал нам один из активистов поселения, центр будет существовать на взносы желающих обучаться, число которых с каждым годом растет. Недельные семинары проходятв Заежево как минимум раз в месяц.
Сами поселенцы стараются жить тоже за счет собственных ресурсов, в Заежево действует система безденежного обмена, популярная во многих странах мира. Единица местной системы – 1 еж, который является эквивалентом 1 часа работы. Жители расплачиваются друг с другом не деньгами, а помощью, ценность которой исчисляется исходя из потраченного на работу времени. В сельской части Словакии безработными являются 20 процентов населения, поэтому подобные инициативы выгодны и с экономической точки зрения.

_007
http://www.ecology.md/section.php?section=ecoset&id=1088
О существующих экопоселениях. Мировоззрение и Первопроходцы.

Что скрывается за термином - экологический образ жизни?
В обычном понимании он включает, по крайней мере, два компонента: природосберегающее и здоровьесберегающее существование. Со здоровьем все в порядке, подавляющее большинство населения готовы поверить, что здоровье - реальная культурная и биологическая ценность. Это хорошо подтверждается собственным эмоциональным опытом и требует небольшого числа косвенных доказательств (например, экономической эффективности здорового работника или сексуальной привлекательности). Намного сложнее обстоит дело с природосберегающими ценностями. Именно они часто входят в конфликт с традиционной жизненной практикой. Природосберегающее поведение человека в наше время представляет собой набор ограничений и "компенсационную" активность. Компенсационная активность - ряд природовосстановительных мероприятий, необходимость которых вытекает из несоответствия плотности популяции людей и возможности вмещающего ландшафта. Эта задача может быть решена как централизованно, специальными общественными службами, так и индивидуально.
Примерами компенсационной деятельности могут быть биоинтенсивное сельское (приусадебное) хозяйство, рециклизация отходов, использование нетопливной энергии, в том числе ручного, а не машинного труда и т.п. Как ни странно, компенсационная активность не является больным местом природосберегающего поведения. Может быть потому, что это все-таки "активность". Она дает человеку пищу для самореализации и самоутверждения, может быть экономически целесообразна. Главным камнем преткновения является ограничение своих возможностей. Идея ограничения предполагает контроль человека над своими желаниями и интересами, что для большинства людей не характерно. Культура контроля и ограничения может быть создана при определенном образовании и воспитании (примером могут служить практически все религии), но современное общество европейского типа не заинтересовано в идее самоограничения.
Чем меньше человеку надо от мира, чем меньше его экономическая и психологическая зависимость, тем сложнее им управлять. С другой стороны, для сильно структурированного и специализированного общества (такого, как европейское) управление необходимо. А в ситуации, когда знание легко доступно, когда в школе на уроках разбирают принципы работы атомной бомбы и устройство автомата Калашникова, потеря управления грозит немалыми неудобствами. Поэтому в целом общество заинтересовано "посадить" человека на "стройную систему" желаний и стереотипов потребления. Одновременно предлагая и схему социально-приемлемых решений. Для Европы самоограничение - идея христианской религиозной культуры. При утрате церковью авторитета и власти, что, несомненно, характеризует наш исторический период, религиозная культура стремительно деградирует. В итоге с одной стороны общество понимает необходимость самоограничения, с другой стороны, реализация этой идеи разрушит само общество (потребует реформации его экономической, политической, информационной структуры). На первый взгляд ситуация не имеет выхода: сейчас ни мы, ни Европа, ни Америка не готовы реализовать идею ограничения. Нет ни теории, ни экспериментальной практики, которую можно было бы распространить на большую группу населения.
Однако несправедливо говорить, что поиск новых форм выживания совсем не ведется. Существует большое число общин (по всем материкам больше 200), организаторы которых осознают себя как общины нового поколения - "экодеревни" или в более широком смысле - УСТОЙЧИВЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ. Мы хотим познакомить вас с некоторыми из них более подробно, а затем вернуться к обсуждению экологической субкультуры. Информация об экопоселениях взята из книги-отчета Роберта Гилмана "Экодеревни и устойчивые поселения" и материалов исследования Антонины и Ивана Кулясовых "Экопоселения в России"(электронный журнал ECONEWS).

Община "ФЕРМА"
"Ферма" известна как наиболее успешная и долгоживущая из общин "хиппи". Она также известна своей эволюцией экономики и системы управления на протяжении последних 20 лет и широким воздействием ее услуг и сфер бизнеса. "Ферма" образовалась как община из 320 хиппи, которые покинули район Хейт-Ашбери в Сан-Франциско в переоборудованных школьных автобусах последовав за своим пророком, Стивеном Гаскином. Они предпочитали альтернативный образ жизни материализму, который в изобилии находили в окружавшей их культуре, и искали свое общество. После года путешествий группа приобрела землю и основалась на 1750 акрах в южной части штата Теннесси. Почти все их деньги были потрачены на уплату первичного взноса за землю, поэтому они жили в автобусах и землянках, пока не открыли нескольких предприятий. Чистый воздух, здоровые дети, честная работа, ненасилие, безопасная энергия, дешевый транспорт и рок-н-ролл были долгосрочными целями общины. Группа обнаружила, что для поддержания общины нужны основательные межличностные навыки. Сюда входит способность временами сдерживать свое "я" и признавать, что надо принимать во внимание окружающих и помогать им. Число обитателей постоянно увеличивалось в первое десятилетие, достигнув 1400 человек в 1980 году, и затем стало неуклонно сокращаться на протяжении нескольких лет, пока не стабилизировалось на цифре менее 300. Находясь в количественном пике, группа столкнулась с трудностями управления и распределения ресурсов. Ее также постиг экономический крах в фермерском бизнесе в 80-е годы. После того, как начался отток населения, группа реорганизовалась и разрешила накопление собственности, хотя некоторые продолжали жить коммунально.
Ныне на "Ферме" работает от 30 до 40 фирм, она превратилась во влиятельную политическую силу штата и продолжает генерировать нововведения в строительстве солнечных домов, акушерстве, соевой технологии, помощи странам Третьего мира и общинном образе жизни. В числе изобретений "Фермы" утробный стетоскоп, основанный на эффекте Допплера, портативный счетчик ионизирующей радиации, технология пассивных солнечных обогревателей.
Первоначально в качестве источника дохода "Ферма" выращивала и обрабатывала сорго. Выращенные органическим путем овощи обеспечивали группу питанием и приносили прибыль. "Ферма" была пионером во внедрении соевой технологии: выращивании и обработки больших объемов сои. Первым патентом группы стал пресс для изготовления тофу; проводились опыты с различными видами переработки сои. Грибок для производства темпе, который продает "Ферма", используется во всем мире и, кроме того, они продают соевое молоко и тофу. Фермерские операции расширились и были образованы дочерние фермы, но в середине 1980-х они перестали приносить доход. В настоящее время сельское хозяйство преимущественно ограничено личными приусадебными участками. В первое время группа использовала бензомоторы, керосиновые лампы, дровяные печи и пропановые горелки для приготовления пищи. Электричество использовалось ограниченно, преимущественно от автобусных батарей или альтернативных систем (ветрогенераторов, микрогидроэлектростанций, фотоэлектрических и педальных генераторов), но высокая стоимость принудила группу обратиться к энергосети, хотя потребление энергии было чрезвычайно мало. Пассивные солнечные нагреватели использовались во многих домах, солнечные водогреи были спроектированы и улучшены. Входная солнечная сушилка находится в действии уже в течение десяти лет. Были разработаны до опытных моделей электрические тележки и гибридные газо- и солнечно-электрические машины. Вода поступает из местных колодцев, проверяется и обрабатывается согласно стандартам, принятым в штате. Один из членов общины является дипломированным специалистом по системам водоснабжения.
Группа широко пользовалась вторичными ресурсами, особенна в первые десять лет. Отходы первоначально отправлялись на свалку, но "Ферма" посредством лоббирования добилась принятия в штате правил сортировки отходов и пользуется этим. От системы общественного компостирования пришлось отказаться из-за высоких цен на ее обслуживание. Но семьи компостируют свои отходы. Основные активы (земля, главные строения, акции в главных компаниях) хранятся в Фонде, который зарегистрирован как корпорация. Фонд управляет инфраструктурой общины. Текущие капиталы получают путем обложения всех здоровых трудоспособных членов общества налогами в равной доле.
В 1983 году группа реорганизовала общественную экономику, разрешив накопление собственности частными жителями. Однако 35 членов общины все еще практикуют общественную экономику. Их совместное имущество содержится и управляется Фондом. Большинcтвo члeнов oбщины тем или иным oбpaзoм трудоустроены, в том числе и в сфере услуг общины. Из тех, кто работает за зарплату, около 85% работает в фирмах, которыми владеет "Ферма". Некоторые из них работают вовне, например, производят или устанавливают спутниковые антенны. Оставшиеся 15 % работают дома или за его пределами, обычно в сфере здравоохранения или бухгалтерского учета. Группа явилась пионером в переустройстве акушерства. В самом начале многие работали на временных работах батраками вне общины, ожидая того времени, когда откроются новые виды деятельности внутри. Среди 30-40 видов бизнеса в общине есть издательство, производство и сбыт электроники (карманные радиометры, спутниковые антенны), торговля поделками в стиле майя, изделиями из дерева, производство сельхозпродуктов (соевые производные, тофу, затравка для темпе, мед). На "ферме" также работает красильня по окраске одежды, строительная фирма, автомастерская и сенной кооператив.

АУРОВИЛЬ
"Ауровиль" замечателен своим возрастом, величиной, многонациональным характером, расположением в Третьем Мире, интенсивным и успешным лесовозобновлением. Со своим намерением достичь 50000 населения он мог бы стать моделью экогорода.



"Ауровиль", Город Зари, "является экспериментом в объединении людей", который начался при поддержке индийского правительства и Генеральной асамблеи ЮНЕСКО. Почти 800 человек 26 различных национальностей живут и работают в 45 поселениях, разбросанных на территории общины в 2.600 акров. По проекту община должна вырасти до 50000 человек. "Ауровиль" был мечтой Мирры Альфассы, известной под именем Мать. Продолжая исследования Шри Ауробиндо, индийского пророка, предвещавшего Божественную жизнь, Мать добилась создания такого места, где "мужчины и женщины могут жить вдалеке от всех национальных соперничеств, социальных условностей, противоречий морали и противостоящих религий" в своих поисках истины. Для проживания в Ауровиле человек должен быть усердным "работником Божественного Сознания". Вопросы, касающиеся всей общины, рассматриваются на Ассамблее "Ауровиля", на которой может присутствовать каждый житель.
Для выявления идей и отношений к определенным темам принято устраивать семинары. Для того, чтобы стать членом Ауровиля, претендент должен прожить "испытательный период" сроком в один год, а затем пройти утверждение Вступительным Комитетом. В начале создания "Ауровиля" большой проблемой было опустынивание территории, поэтому много усилий направлялось на возобновление леса и создание поддерживающей его инфраструктуры. Было высажено более миллионов деревьев, водная эрозия стала контролироваться дамбами и с помощью растительности, почва была улучшена интенсивным компостированием. Ветряные насосы доставляют воду для полива деревьев.
Община имеет свой питомник для выращивания деревьев. Продукты, хотя еще и не в достаточных для общины количествах, производятся в большом разнообразии интенсивным способом: фрукты, овощи, молочные изделия. Часть продукции продается на сторону. Община проводит семинары для профессионалов в области развития сельского хозяйства и консультации с местными крестьянами по снижению почвенной эрозии и восстановительному удобрению почв. "Ауровиль" является полигоном альтернативных технологий в Индии. Здесь находится 26 ветряных машин для перекачки воды, а для производства электроэнергии используются солнечные батареи. Индийское правительство поддерживает исследования в области использования биогаза; в поселке используются солнечные кухонные плиты для приготовления пищи, нагреватели и сушильные устройства. Центр научных исследований, основанный в "Ауровиле" в 1984 г, проводит изыскания в области альтернативных технологий и медицинского обслуживания. Он же разработал соответствующую технологию строительства для своего региона. Порядка трети дохода община имеет от своей промышленности и сельского хозяйства, треть из частных источников ее членов и треть - от пожертвований и государственных субсидий. Индийский парламент формально признал Ауровиль, что позволяет выдавать специальные визы на место жительства в Ауровиле. Люди с этими визами считаются добровольцами, работающими в Ауровиле, и не имеют права работать вне общины. Правительство выделяет значительные субсидиии на развитие инфраструктуры, образования и лесовозобновления. В "Ауровиле" нет частной собственности на строения или землю. В общине имеется около 50 "производственных единиц", включая ремесла, службы строительства и архитектуры, дизайн в области печати и графики, разведение рыбы, сыроварение, электронику, строительство биогазовых установок и экспериментальные ветряные мельницы. Самое большое предприятие, Аурелек, производит компьютеры. Доходы всех предприятий идут в общину.
Производственные единицы дают работу сотням местных жителей и образуют фонды для общины. Служба продуктовых покупок и распределения "для всех" работает на коллективную экономическую систему для исключения денежного обмена между членами общины. Другие общественные службы включают в себя фермы и молочные хозяйства, зубоврачебную и медицинскую помощь, коммунальные услуги, управление земельным хозяйством и планирование жизни общины. В связи с умышленным интернациональным разнообразием община разработала свою уникальную культуру. Хорошо развиты такие виды искусств, как литература, драма, танец, музыка, кино и видео. Высокий приоритет имеют исследования в области межнационального взаимопонимания. Около 140 исследователей из 20 стран участвуют в исследованиях и обучаются в Международном Институте Исследований в области образования имени Шри Ауробиндо. В течение 70-х годов община имела разные результаты в области организации образования. После провала случайных попыток на ранней стадии возникло несколько децентрализованных школьных центров. Они постепенно превратились в современные ясли, детские сады, средние и высшие школы, которые все вместе обслуживают более 250 детей. Достижением "Ауровиля" является развитие уникального единого сообщества, которое выросло из разнообразия участников и относительной географической изолированности.
Работа общины по восстановлению окружающей среды является образцом для всего мира. Она также служит моделью разрешения конфликтов между культурами. Проблемы общины включают в себя поиски путей самооценки, восстановление здоровья земли, обучение совместной жизни как многокультурного, многоязычного сообщества и разработку системы управления общиной, желающей быть свободно управляемой и не иерархичной.

"КРИСТАЛЬНЫЕ ВОДЫ"
Многие наблюдатели полагают, что "Кристальные Воды", несмотря на то, что им еще очень многое предстоит сделать, являются одним из лучших примеров функционирующей экодеревни. "Кристальные Воды" - "самая первая в мире пермакультурная деревня", расположенная на 259 гектарах, примыкающих к Национальному парку Конондейл Рендж в Австралии. Место знаменито своей чистой водой, мягким климатом, и близостью к разнообразным сельскохозяйственным и природным ресурсам. Хотя официально деревня была основана в 1985 году, в этом месте уже проживала группа людей, практиковавших общинный образ жизни в течение нескольких лет.
"Пермакультура" - это гибридное слово, примененное австралийским дизайнером, экологом и зоологом Биллом Моллисоном для обозначения системы "перманентного сельского хозяйства", работающей в гармонии с естественными процессами с минимальными затратами труда и без вреда для экологии. Основатели общины видят свою роль в "развитии сельского сообщества, одной из целей которого является разнообразие пищевых продуктов и источников энергии, экономических предприятий и общественной активности, которые приведут к большей стабильности и устойчивости, к изменениям, будь то экологические, политические, экономические или социальные". Сейчас община еще строится. После своего завершения "Кристальные Воды" станут домом для 300 человек, проживающих на 83 участках и занимающихся широким спектром сельскохозяйственных, образовательных, сервисных и других видов деятельности. А пока здесь живет около 150 человек (постоянные жители плюс гости).
Не существует процесса отбора жителей, а также каких-либо политических или религиозных ограничений, кроме тех, которые описаны в уставе и проекте: содержать "Кристальные Воды" как тихую, культурно живущую и экологически устойчивую общину. Все критерии, планы построения и законы экопоселения разработаны в соответствии с принципами пермакультуры. Идея пермакультуры быстро завоевывает популярность и является одной из основных причин, по которой люди приходят жить в "Кристальные Воды". Увлечение идеалами пермакультуры является общим знаменателем для всей деревни. Другая важная ценность, которая отличает "Кристальные Воды" от характера многих обычных австралийских общин - терпимость. "Кристальные Воды" - это поселение, живущее по принципу: "Живи сам и давай жить другим", где буддисты, бахаисты и ортодоксальные христиане живут в гармонии друг с другом.
Линдеггер, главный вдохновитель и основатель общины" полагает, что "желание, чтобы деревня процветала" также является очень важной составляющей "объединяющих ценностей". Он отмечает, что более 800000 австралийцев покинуло крупные городские центры, главным образом из-за высокой преступности, насилия и загрязнения среды. Люди хотят жить в успешном сообществе, и обитатели "Кристальных Вод" настроены доказать, что "пермакультурные деревни" возможны. Линдеггер также отмечает, что размеры "Кристальных Вод" не позволяют иметь в общине "врагов"; межличностная работа по сглаживанию конфликтов неизбежна. Это делает деревню "более трудным" местом для проживания, но побуждает жителей развивать лучшие отношения между собой, которые сплачи-вают деревню в долгосрочном плане. И все же текучесть есть. Практически в любое время 10% домов пустуют из-за того, что жители оставляют деревню.
Правление экопоселения курирует содержание дорог, водоснабжение, электроснабжение и системы связи, а также контроль за использованием сельскохо- зяйственных земель, охрану уязвимых экологических зон и наблюдение за "зонами тишины". "Зоны тишины" (иногда называемые "священные зоны") - это участки, выделенные на стадии проектирования и отведенные для совместного владения. Жители могут использовать их для совершения религиозных обрядов, медитации, созерцания и других подобных занятий. В деревне нет никаких церквей и "зоны тишины" являются несектантскими по природе. Правление также регулирует общественную жизнь, принимая различные законы и постановления. Новых членов тщательно инструктируют в отношении того, что ожидают от них в общине. Однако, не существует каких-либо структур для соблюдения этих правил. Для этих целей в деревне практикуют сочетание "похвал" и "общественного давления" с "болезненно открытыми обсуждениями, где люди слышат о себе вещи, которых они предпочли бы не слышать". Для разрешения споров, чтобы не прибегать к внешнему арбитражу и суду, выбирают "совет старейшин" - людей, которые, по общему мнению, обладают "зрелостью, здравым смыслом и пониманием". Одним из ключевых критериев проекта является качество воды. Питьевая вода обеспечивается водосборными системами с крыш, а вода для технических целей поступает из ручья, протекающего по территории деревни. На ручье будут построены несколько дамб для уменьшения вреда от наводнений и организации мест отдыха. Электричество поставляется местными электростанциями, но в ограниченном количестве (около 2000 ватт на жилище). В результате этого жители должны планировать установку энергосберегающих систем в своих домах. Высокая теплоизоляция и энергоэффективность домов, использование альтернативного топлива весьма распространены в деревне. Поощряются простые методы строительства, в частности, дома из бревен. В "Кристальных Водах" важное место занимают растения. Имеется два древесных питомника (один из них специализируется на бамбуке). Многие обитатели на принципах пермакультуры выращивают продукцию для рынка, при этом тщательно документируется, какие растения растут хорошо, как лучше их возделывать, как культивировать почву и т.д. Однако в планах деревни оговорено, что цель ее вовсе не в том, чтобы производить товарную сельхозпродукцию, но чтобы "достичь высокой степени самообеспеченности". Поэтому зерновые, которые "экспортируются" из деревни, выбираются с точки зрения их пригодности, с учетом возможности земли и способности деревни обрабатывать урожай. Кошек и собак держать нельзя (для того, чтобы защитить естественных обитателей этих мест, таких как кенгуру и валлаби), но все остальные домашние животные допускаются в той степени, в которой они вписываются в критерий пермакультруы. Планируется построить дамбы и пруды, в них будет запущена рыба. В настоящее время в "Кристальных Водах" имеются консультационный бизнес, два питомника, подвоз продовольствия, художники и ремесленники (например, по изготовлению мебели), травники, строительные услуги и издательство. Вдобавок община предлагает образовательные курсы по пермакультуре, изготовления бумаги, улучшения зрения и т.п.
В сфере общения и культуры спонтанно возникли несколько регулярных занятий, включая воскресные утренние чаепития, на которые собирается от 30 до 50 человек; тренировки по Айкидо, медитации и несколько групп по домашнему приготовлению пива. Время от времени собираются "рабочие компании" для прополки сорняков. В таких группах могут работать до 60 человек одновременно. При планировании поселения для возможности возрождения традиций церковных и народных гуляний, характерных для деревень в прошлом, были оставлены нетронутыми открытые участки. Из главных проблем организаторы поселения особо выделяют трудности финансирования, отсутствие государственной поддержки и отсутствие собственного независимого стиля выживания. Отсутствие независимого стиля приводит к слабой способности "Кристальных Вод" состязаться с реальным миром.
 
kualspb_2013Дата: Вторник, 19.05.2015, 21:41 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1366
Репутация: 0
Статус: Offline
_008
http://www.biodiversity.ru/publications/odp/archive/21/11fidhorn.html
ЭКОПОСЕЛЕНИЕ - АЛЬТЕРНАТИВА ИЛИ …

В прошлом году автор статьи, сотрудник Центрально-Лесного заповедника Марина Рубцова, принимала участие в тренинге по созданию экологических поселений. Он проходил в Финдхорне (Шотландия) — одном из старейших экопоселений мира. Обсуждались вопросы использования солнечной и ветряной энергии, биологических систем очистки воды, реставрации природных ландшафтов и охраны природы, социальные проблемы небольших коллективов, поиск источников финансирования и др. Тренинг поддержан программой “HABITAT” ЮНЕСКО и представляет собой уникальный опыт пропаганды альтернативного образа жизни. М. Рубцова представила там доклад “Перспективы развития экологического поселения на базе биосферного резервата”.
Поездка стала возможной благодаря финансовой поддержке Фонда Финдхорна и Московского представительства Британского Совета. По итогам поездки планируется подготовить проект по созданию модельного экопоселения в Тверской области.
Началось все с того, что примерно 50 специалистов из 35 стран мира, окруженные прекрасной шотландской природой, в течение месяца познавали на собственном опыте, что же такое экологическое поселение. Действительно, дать универсальное определение трудно. Попытка найти форму гармоничного сосуществования человека и природы – вот как может быть вкратце описана основная идея такого сообщества людей. Здесь и охрана природы, и образование, и духовное самосовершенствование, и многое другое.
Разные общины, экопоселения и экодеревни мира строят свою деятельность в целом согласно основному принципу, но выглядеть они могут совершенно по-разному. Кибуц в Израиле совсем не похож на шотландский Финдхорн, а русская община “Китеж” весьма отличается от американской “Фермы”. Партнеры по тренингу представляли весь земной шар — Шри-Ланку и Филиппины, Бангладеш и Гану, Австрию и Турцию, Англию и Шотландию, США и Канаду, Бразилию и Сан-Сальвадор, Японию и Таиланд, Австралию и Швейцарию, Германию и Россию. На мой взгляд, это отражает высокий интерес в самых различных по общим показателям развития странах к так называемому альтернативному образу жизни. Так ли уж он альтернативен? Можно ли органично вписать экологическое поселение в современную жизнь и общество, не противопоставляя, а интегрируя их?
Давайте посмотрим. Наше модельное экопоселение – а Финдхорн является признанной моделью экологического поселения, что подтверждает присвоенный ему статус Best Practice программы “Habitat” в 1998 году – объединяет в общину весьма интернациональное сообщество. Напрасно вы будете ждать от шотландского Финдхорна колорита волынки или шотландских танцев – коммуна не опирается на мононациональные корни. Напротив, черпая из разнообразия составляющих ее национальностей, Финдхорн довольно искусно использует национальную специфику для повышения собственной устойчивости. Речь Финдхорна также далеко не только английский язык, но и испанский, португальский, немецкий. И, конечно, наш любимый русский, хотя его, кроме нас — двоих представителей России — никто больше и не понимал. Тем не менее, “Ой, мороз, мороз!” и “Ой, да не вечер” вошли в коллекцию музыки Финдхорна и были записаны для последующего издания экопоселенческой музыки на CD-ROM.
Основными организаторами и идейными вдохновителями тренинга по вопросам развития экопоселений являются два жителя Фидхорна, в прошлом — австралиец и бразильянка. Идея тренинга – показать работающую модель экологического поселения во всех его ипостасях. Для этого курс разбит на 9 модулей. Экологическое строительство, пермакультура (от permanent agriculture — устойчивое сельское хозяйство), охрана и реконструкция природных ландшафтов, формирование коммуны, поиск источников финансирования – основные модули. Тренинг проводится только второй год, методика еще во многом не отработана, и это оживляет процесс. Многим, наверное, приходилось участвовать в тренингах, которые проводят западные специалисты. Иногда такие курсы оказываются довольно утомительными и бесполезными в своих попытках перенести оторванные от жизни знания на нашу российскую почву. Также и в Финдхорне реакция на материал раздела сильно зависела как от преподавателя, так и от участников тренинга. Часто можно было только по реакции на слова ведущего определить, страну первого или третьего мира представляет данный человек. Например, финансово-экономический блок представителей развивающихся стран просто возмутил, и россиянам их легко понять. Нам демонстрировали продукты из местного общинного магазина, так называемую потребительскую корзину. С продуктами -то все ясно, они и в Африке продукты. Но вот упаковка… Сплошной пластик, все одноразовое. И это магазин экопоселения, где в первую очередь должны думать о дальнейшей переработке отходов. Подсчитали эту самую переработку, включили в стоимость продукции: о ужас, да ее никто не возьмет. Слишком дорого. Тогда кто же будет оплачивать такую переработку? Зачем такие излишества для столь, казалось бы, прогрессивного сообщества? Так что даже здесь иногда складывалось впечатление, что однажды привыкнув к благам мира сего и того, что называют цивилизацией и научно-техническим прогрессом, человек ничем не хочет жертвовать ради собственного будущего и будущего других поколений. Может быть, тут будет уместна аналогия и с некоторыми общественными “зелеными” организациями в нашей родной стране: прокручивая огромные деньги, получаемые на охрану природы, эти организации совершенно не заботятся об изменении собственной структуры потребления ресурсов. Такие мелочи, как горы высококачественной бумаги, которую заряжают в “крутой” принтер или ксерокс и используют только с одной стороны, пластиковый мусор от одноразовых упаковок продуктов, всегда бросаются в глаза посетителям офисов. В том числе и корреспондентам СМИ, которые не прочь подчеркнуть такие факты в нужное время и в нужном месте.
Но вернемся к Финдхорну. Конечно, преимущественно здесь живут европейцы. Есть также некоторое количество бразильцев, американцев, канадцев. Во многом поселение Финдхорн остается игрушкой для богатых. Высокий уровень потребления характерен для этого сообщества в целом. Взаимовыручка причудливо переплетается с многочисленными финансовыми зависимостями, в которых сходу разобраться непросто. Действует система бартера и своих внутриобщинных “денег”. Есть собственный бизнес, причем большая часть его опирается на интеллектуальные ресурсы – проведение тренингов, языковых курсов, изготовление солнечных водонагревателей – все это в широком смысле представляет высокие технологии. Более “приземленный” бизнес — цветочный и продуктовый магазинчики.
Система бартера процветает и у нас в России – этому нас учить не надо, денег-то живых нет. Но вот домик, куда люди ненужную одежду и обувь приносят, любая деревня могла бы завести. Растут детишки быстро, а одежда часто почти как новенькая. Отдал бы кому, да как-то неудобно предлагать подержанное. А вот “зажравшимся капиталистам” удобно. И не только им – наши коллеги по тренингу из теплых стран очень страдали поначалу от шотландских пронизывающих ветров. Но вскоре посетили такой домик одежды – и все трудности как рукой сняло. У нас на охраняемых территориях бывает так: приехал новый сотрудник, а вещи еще не перевез. И спецодежду тоже еще не выдали. Пошел в домик, взял поносить старые брюки рабочие. Не нужны стали — назад положил. Чем плохо?
Что еще из увиденного в Финдхорне можно было бы применить у нас? Можно ли превратить идею экопоселения из “игрушки для богатых” в реальное действо на российской почве? На наш взгляд, потенциальные российские экопоселенцы могут быть и должны быть изначально объединены общей работой. А чтобы поселение стало действительно ЭКО, оптимальная работа для его жителей может быть связана с охраной природы. Опыт Финдхорна показывает, что люди с удовольствием живут в экопоселении, когда им есть чем там заняться. Идея совмещения существующих охраняемых территорий и экопоселений почему-то еще нигде не нашла своей реализации, но многие поселения, в том числе Финдхорн, пытаются создавать свои собственные природные парки и другие разнообразные формы ООПТ. Таким образом, у жителей экопоселения существует потребность в охране природы что можно только приветствовать.
Интересным и близким мне показалось и то, что поселение Финдхорн первые 30 лет своего существования (то есть до самого последнего времени) испытывало трудности во взаимоотношениях с местной деревней, которая, собственно, и называется Финдхорн. Местные жители, истинные аборигены залива Финдхорн, где расположено поселение, недоверчиво встретили быстро разрастающуюся общину с какими-то странными принципами. Было множество конфликтов. Основной — из-за земли: “Приходят чужие люди (причем даже не из Соединенного Королевства, а Бог знает откуда) и скупают землю. И живут там какой-то общиной”. Периоды острых конфликтов сменялись периодами относительно благожелательного отношения. Местные жители были недовольны созданием небольшого природного резервата на дюнах, так как это закрыло им доступ к большей части берега. Однако это было только поводом для недовольства, так как реально все они имеют право передвигаться по резервату свободно. Нельзя только ездить на машинах, потому что это разрушает и без того хрупкий и тонкий слой почвы, покрывающий пески, что быстро приводит к эрозии. Конфликты в прошлом неоднократно приводили к тому, что местное население поджигало леса вблизи экопоселения. Пожар не только губил спасительную лесополосу, защищающую поселок от ветра и песка, но и угрожал домикам экопоселенцев. Сейчас такие случаи канули в прошлое. Но какая параллель с образованием новых охраняемых территорий и проблемами сосуществования местных жителей и сотрудников заповедников и парков в России! Полностью общину Финдхорн приняли как свою только совсем недавно. Сейчас для небольшой деревни Финдхорн соседство экопоселения — сущее благо. Растет число туристов, все они посещают и деревню. Разумеется, процветают местные ресторанчики, магазины и кабачки, которых здесь довольно много. Улучшилась система образования, и сейчас дети сельчан и экопоселенцев учатся в одной школе. Кроме того, всех местных жителей традиционно приглашают на все праздники, которых в Финдхорне довольно много, просмотр кинофильмов и на все важные мероприятия общины.
Что же в целом дает модель Финдхорна? Как ни странно, осознание того, что для строительства сообщества нового типа нужна опора на корни — они могут быть национальными или интернациональными, но они непременно должны быть. Духовная и нравственная основа, постоянное самосовершенствование, культ Природы — все это необходимо. Финдхорн не изолирован от мира, он широко распахнут: это и образовательный центр, признанный ЮНЕСКО, и небольшая сельская община, производящая собственные продукты питания. Это и природоохранная структура местного уровня, защищающая свой небольшой парк от варварства диких туристов, и крупный производитель солнечных водонагревательных панелей, которые поставляются оттуда в рамках совместного проекта даже в солнечную Армению. Это информационный и демонстрационный центр по новым экологичным технологиям в строительстве и ферма по производству собственного сыра по старинным рецептам. Таков Финдхорн в действии. И главное — он живет, развивается, делает ошибки — но все время идет вперед. Ищет новые пути сосуществования своего маленького сообщества в современном мире. И, конечно, он все время находит новых единомышленников. Успехов ему в этом!
А теперь давайте посмотрим, какую базу для формирования сети экологических поселений мы имеем на сегодняшний день в нашей стране. Идея основания во всем мире сети биосферных резерватов была основана на попытке соединить в одной структуре сохранение биоразнообразия и природных ресурсов с устойчивым ресурсопользованием. Концепция биосферных резерватов была разработана в рамках программы ЮНЕСКО “Человек и биосфера” в 1974 г. В последние годы сеть биосферных резерватов (324 в 82 странах мира по данным на 1995 год, из них 21 биосферный резерват в России по данным на 1999 год) стала значительным вкладом в реализацию Конвенции о сохранении биоразнообразия и Устойчивого развития (Рио-де-Жанейро, 1992). Однако в нашей стране усилия программы “Человек и биосфера” привели к неожиданному результату. Наши биосферные резерваты (они же биосферные заповедники) выполняют свои функции в очень малой степени. Сложилась странная ситуация, когда статус “биосферный” присваивали заповедникам, которые в реальности незначительно отличались от обычных заповедников. В биосферных заповедниках идут научные исследования, осуществляется охрана территории, реже — экологическое просвещение. Другие же их важные функции, а именно: развитие устойчивого ресурсопользования, внедрение моделей такого ресурсопользования на региональном уровне и поддержка развития таких моделей — часто неизвестны даже самим сотрудникам. В то же время, эти нереализованные функции очень важны для развития самой концепции биосферных резерватов, т.к. именно они обеспечивают не только сохранение природы в ядре резервата, но и экологически безопасное развитие сопредельных территорий. Другими словами, биосферные заповедники призваны показывать обществу модель гармоничного сосуществования человека и природы. Затем такая модель должна при поддержке резерватов постепенно внедряться в регионы. Именно поэтому биосферные резерваты выбирают в разных регионах — чтобы модели были адаптированы каждая к своей конкретной природной зоне и социально-экономическим условиям. Теоретически они должны иметь специальную зону (так называемую “зону сотрудничества”), где могут располагаться населенные пункты и разрабатываться щадящие методы природопользования.
По определению, в экологических поселениях обеспечивается гармоничное сосуществование человека и окружающей его природной среды. Основной принцип экопоселенцев — не бери из природы больше, чем можешь вернуть ей. Таким образом, идея экопоселений, зародившаяся в 60-е годы XX века в качестве альтернативы современному образу жизни, очень близка к идее биосферных резерватов. Основное отличие — акцент. В резервате он — на природе, в экопоселении — на человеке. Однако принцип гармонии призван соблюдаться и здесь, и там.
Экопоселение, возникшее на охраняемой территории в зоне сотрудничества, могло бы объединять интересы природоохранников и местного населения, оставляя большой простор для всех видов общественной активности, духовного самосовершенствования, развития образования, воспитания детей и даже бизнеса. В поселении развивают и внедряют новые формы досуга, что позволяет общинникам более эффективнообщаться, заботиться как друг о друге, так и о процветании самого поселения и о деле охраны природы в целом.
Если бегло оценить состояние центральных усадеб заповедников на охраняемых территориях России, то невольно возникает вопрос: неужели здесь живут люди, профессией которых является охрана природы и забота о ней? Мусорные горы и ржавеющий металлолом, отработанное масло и почва вокруг хозблоков, на которой ничего не растет, уродливые дома барачного типа и тысячи кубометров дров, которые ежегодно заготавливаются для отопления ветхих и требующих ремонта административных зданий и домов сотрудников. О дизайне поселков говорить, как правило, не приходится: покосившиеся заборы и обрушенные колодцы — приметы прошлого, XX столетия в наших центральных усадьбах. Больно и обидно смотреть на это. Неужели все сотрудники ООПТ — временщики, которым нет никакого дела до визитной карточки своего заповедника или парка — его центральной усадьбы и других деревень? Многие заповедники и парки интенсивно работают в области экологического образования населения, но везде ли они начали с себя?
А ведь начать можно с малого: наладить сортировку и вывоз отходов, привести в порядок гаражи, образовать общий секонд-хэнд из ненужной одежды, потратить минимум усилий для ремонта своих домов единожды вместо того, чтобы переводить лес на лишние дрова. Это все элементарно и в наших силах. На это не нужны гигантские финансовые вложения, нужна только любовь к своей земле и осознание ответственности за нее, любовь к своему заповедному поселку, пусть даже он и не твоя малая Родина — просто потому, что это частичка России. И может быть, именно с нее начнется возрождение и подъем нашей культуры, жизни, нашей страны.
Взаимопомощь и забота о природе — вот главные столпы наших выживающих ООПТ. А раз так, давайте использовать удачный опыт, он нам и вправду может пригодиться. Экологические поселения могут располагаться в зоне сотрудничества биосферных резерватов или в зоне устойчивого природопользования национальных парков. Другие экопоселения, расположенные вблизи заказников, памятников природы, могут стать опорными пунктами экологических каркасов наших регионов. В идеале же на нашей планете именно биосферные резерваты призваны освещать путь мирового сообщества к устойчивому развитию. Хочется верить, что при разумном подходе можно будет взять все лучшее из опыта Финдхорна и других экопоселений и адаптировать к нашим заповедным поселкам. И тогда никаким биосферным заповедникам России уже не придется доказывать, что они и правда биосферные. Каждый поселок на охраняемой территории может стать моделью гармоничного сосуществования человека и природы. Хотите — называйте это экопоселением, хотите — по-другому. Но суть-то останется. Хорошая суть, добрая.
 
kualspb_2013Дата: Вторник, 19.05.2015, 21:42 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1366
Репутация: 0
Статус: Offline
_009
http://commune.narod.ru/dzko/alter_obsch.htm
Александр Шубин. АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ОБЩИНА - ЭКЗОТИКА ИЛИ ДОРОГА В БУДУЩЕЕ?

Люди, которых интересует не только текучка сегодняшней жизни, не только обыденность индустриальной цивилизации, но и вызовы будущего, необычные формы жизни обращают все большее внимание на явление альтернативных поселений. Что это такое? Какова нынешняя роль альтернативных поселений и как она может измениться со временем? Изъяны индустриального общества и урбанистического образа жизни велики, но большинство жителей нашей страны готово терпеть их ради привычного уровня комфорта и доступа к очагам культуры. Люди не видят альтернативы “нормальному” строю жизни. Между тем, “Великий отказ” от современных форм жизни необходим и по человеческим причинам, и по глобальным - Природа уже не выдерживает нагрузку, которую создает современная индустриальная цивилизация, и качественные изменения последуют неизбежно - хотим мы этого или не хотим. Формы изменений могут быть диаметрально противоположные - подстройка человеческой культуры под возможности Природы (понимаемой двояко - как окружающая среда и как природа человека), или катастрофическое изменение природной среды вместе с разрушением цивилизации. Конечно, мы предпочитаем первый вариант. Но и здесь возможны два пути - прогрессивный и регрессивный. Пока человечество прошло через две качественно отличные фазы своего развития - традиционное и индустриальное общества (говоря об этом, я не отрицаю возможности других градаций). Традиционное общество ориентировано на сохранение существующих форм и параметров жизни. Это обусловлено ограниченными возможностями аграрного производства, на котором были основаны традиционные цивилизации. Выход за пределы параметров часто приводил к катастрофам. Одной из важных черт традиционного общества была низкая специализация труда. Эта черта была преодолена индустриальными отношениями, которые привели к революционной “победе” над Природой - благодаря специализации человечество научилось осуществлять невиданные прежде концентрации и перемещения энергии и ресурсов, что привело к резкому росту продовольственных и медицинских возможностей и как результат - к резкому росту численности населения, в дальнейшем - его уровня жизни, возникновению новых, прежде невозможных достижений культуры и т.д. За это человечеству пришлось заплатить дорогую цену - большинство людей было превращено в инструмент немногих творцов - элиты общества. Со временем и эта элита, подчиняясь логике специализации, стала превращаться в иерархический набор человекообразных инструментов, деталей индустриальной машины. Постоянно развиваясь количественно, индустриальная система таким образом оказалась еще более хрупкой, чем традиционное общество. При этом она быстро достигла пределов роста потребления ресурсов. Однако как бы мы не критиковали сделанный прежде рывок, он создал новые предпосылки для раскрытия творческой сущности человека, пока доступных прежде всего элите (постольку, поскольку она сама способна ими пользоваться). Утерять эти возможности было бы катастрофой. К тому же без массовой гибели людей возвращение к традиционному обществу не представляется возможным - традиционными способами невозможно удовлетворить огромные потребности неимоверно выросшего человечества. Поэтому неапокалепсический переход от индустриального общества к постиндустриальному не может означать простого возвращения к доиндустриальным формам жизни. В то же время мы можем сколь угодно долго рассуждать о должном, а “Титаник” индустриального общества будет по прежнему набирать скорость во льдах в слепой надежде на технический прогресс, который мистическим образом решит все возможные проблемы. Инерция цивилизаций слишком велика, чтобы ее могла остановить относительно небольшая кучка людей, оспаривающих правильность пути. Их правота станет ясна позднее, но до этого “прозревшие” должны доказать, что их жизненная альтернатива не хуже жизни пассажиров третьего класса (а в некоторых отношениях - лучше жизни пассажиров первого). Поскольку нельзя на ходу изменить конструкцию всего обреченного корабля, можно уже сейчас начать строить прочные и относительно комфортабельные плоты. Кроме вопросов безопасности значительным стимулом к строительству может быть и преодоление тех уродств индустриальной цивилизации, которые корежат душу человека независимо от того, пройдет корабль через льды или (что вероятней) затонет, оставив на поверхности лодки, обломки и толпы барахтающихся в ледяной воде. В этих условиях создание альтернативных поселений можно рассматривать и как превентивную попытку подготовиться к бурным изменениям будущего века, и как возможность уже сейчас выйти за пределы давящей структуры современного общества. Однако просто уход от мира, возвращение в деревню имеет мало смысла. Современный высококультурный человек (а вперед заглядывают люди с достаточным для этого уровнем культуры) уже не может выдержать замкнутой, традиционной деревенской жизни. Он уже живет по другому - не средневековому времени. Поэтому поселения, о которых идет речь, не могут быть просто деревнями. Альтернативное поселение потому и может быть названо альтернативным, что представляет собой нечто новое как в отношении традиционного, так и индустриального общества. При этом оно может нести в себе черты и того, и другого, создавая новое качество. От традиционного общества поселение обречено унаследовать простоту быта, неагрессивное отношение к среде, сведение воздействия на природу к минимуму, размеренный порядок жизни, общинную солидарность и мирское самоуправление. От индустриального общества должна быть унаследована информационная насыщенность и интеллектуальный динамизм элиты. Собственно, альтернативное поселение - это и есть та часть элиты общества, которая отказалась от борьбы за рычаги общественной машины, от управления “неэлитой”. Большинство жителей такого поселения - это элита без людей-инструментов. поселенцы - сами себе и управляющие, и управляемые. Они вынуждены не приказывать, а договариваться, согласовывать. Но главное - они сохраняют творческое начало, стремление к созиданию нового (но не к деструкции). Это социальное творчество - главное, что заметно выделяет Человека из природной Среды. Поэтому можно рассматривать поселение как шаг вперед на пути развития человеческого духа, а не просто повторение пройденного. Тем не менее, подобные формы жизни существовали всегда - хотя не всегда в них была такая острая потребность. Это явление можно назвать духовным поселением. Ближайшим аналогом является монастырь. Однако типичный средневековый монастырь имеет два принципиальных отличия от альтернативного поселения. Во-первых, духовное творчество здесь сковано разработанным догматическим каркасом. Во-вторых, монастырь не ориентирован на социальное творчество, на организацию новых форм жизни, приемлемых для большинства. Монастырь - пристанище избранных, ориентированных на уход из мира в мистическое пространство. Альтернативное поселение предназначено для людей, любящих жизнь, что не исключает, а в чем-то и подкрепляет духовность. Альтернативное поселение - это не только неизбежный шаг назад к аграрной традиции, но и шаг вперед - к интеллектуальному, духовному и социальному творчеству. В этом отношении традиция альтернативных поселений может быть выведена из двух идей, одна из которых порождена в эпоху традиционного общества, а другая - индустриального - Царство Божие на земле и “утопический” социализм. Эти два источника определяют и генезис существующих сейчас альтернативных поселений. Часть из них имеет религиозное и спиритуалистическое происхождение. История религий изобилует попытками создать немонастырские поселения и города, живущие по законам Бога. Как правило это было связано с новым религиозным учением и потому вызывало ожесточенное сопротивление окружающих властей. В результате средневековые еретические коммуны гибли под ударами карателей. Впрочем, внутренних противоречий там тоже хватало. Мюнстерская коммуна XVI в., например, выродилась в диктатуру. Со временем секуляризация общества привела к тому, что религиозные общины перестали вызывать острое отторжение общества, и возникла возможность создания мирных и не преследуемых спиритуалистических общин. Наиболее типичный пример - духовная община Финдхорн в Шотландии. В 1962 г. здесь поселилась небольшая семья, слушавшая Бога. Первые годы здесь, собственно, не было поселения, а стоял лишь небольшой вагончик. Но постепенно духовный опыт А.Кейди стал привлекать ищущих смысл жизни европейцев, и вокруг вагончика выросла целая община. Спиритуализм (не путать со спиритизмом) пронизывал всю жизнь Финдхорна. Здесь выращивали растения, обращаясь к душе растений, и получали замечательные урожаи. Здесь не было конфликтов, царил дух братства и взаимной любви. Но первоначальный духовный импульс не мог держаться долго, духовные находки основателей по большому счету повторяли откровения мировых религий. Среди приезжающих было все больше людей рациональных. Постепенно Финдхорн превратился прежде всего в социальный организм - большую самоуправляющуюся общину, живущую за счет сельского хозяйства, туризма (Финдхорн остается Меккой искателей духовности и альтернативных форм жизни) и издательской деятельности. В общине живут несколько сот членов и гости, которые проходят через Финдхорн тысячами. Такой большой организм в современных условиях не может существовать без использования товарно-денежных расчетов. Законы рынка все глубже проникают в тело Финдхорна, и былое братство отходит в тень истории. Впрочем, если изменится ситуация в мире, может измениться и тенденция развития Финдхорна. Другой источник возникновения общин - социальное экспериментирование - утопизм. “Утопия” - “место, которого нет”. Любая социально-политическая концепция когда-то была утопична. Но человек так устроен, что планирует и пытается оптимизировать свою жизнь. Возникают более или менее смелые социальные проекты. Одним из важнейших направлений социальной мысли был и остается социализм - поиск возможности преодолеть капиталистические отношения. Если марксизм предпочитал решать эти задачи путем мировой или хотя бы локальной революции. Попытки радикально изменить жизнь целых народов известны. Социалистические течения немарксистского направления часто прибегали к другому методу - созданию самоуправляющихся поселений, где можно было бы опробовать новые формы жизни. Последователи Р.Оуэна и Ш.Фурье создали десятки общин, некоторые из которых успешно работали долгое время. Однако давление окружающего общества и власти постепенно удушали их. Иногда сторонники альтернативы брались за оружие, чтобы защитить свои поселения от тоталитарных режимов, как это было с анархистами во время гражданских войн на Украине ив Испании. Тогда они очень походили на еретиков средневековья, только теперь шло столкновение не вероисповеданий, а идей. Естественно, с тем же исходом - новые общественные отношения уничтожались военной силой. Во второй половине ХХ века во многих странах мира был достигнут такой уровень демократии, что правительства перестали активно препятствовать созданию поселений. Это вызвало волну социального экспериментирования. Новый импульс ему придали выступления против современной индустриальной цивилизации в 60-е гг. (включая “новых левых” и движение хиппи) и осознание экологической угрозы. Тогда возникла, например, “Ферма” в США, основанная тремя сотнями хиппи. Ее численность разрослась к 1980 г. до полутора тысяч людей, но выяснилось, что такое количество людей, склонных к образу жизни хиппи, вряд ли могут жить рядом. Постепенно волна отхлынула, и на Ферме осталось жить первоначальное количество людей. В 80-е гг. возникла пермакультурная деревня “Кристалл Вотерз”, ключевыми идеями которой является гармонизация межличностных отношений и экологичное земледелие. Если проект будет развиваться успешно, “Кристалл Вотерз” может превратиться в экологический оазис - пример для других поселений. Но для этого необходимы значительные капиталовложения. Большой интерес представляют поселения, возникшие в результате синтеза двух тенденций - духовно-религиозной и социальной. Опора на столь различные ценности может позволить поселению успешно существовать даже в случае серьезных неудач на одном из направлений. Наиболее известный пример - индийский Ауровиль, стартовавший в 1968 г. Он задумывался и как социальный проект построения самоуправляющейся федерации общин, и как духовный центр. Первоначально поселение развивалось очень быстро, достигло большой численности (свыше тысячи жителей). Удалось решить экологические проблемы этого района, широко применяется альтернативная энергетика. Экономика была основана на принципах кооперативизма, территориальное устройство - коммунализма. Широко внедрялись социальные программы. Шел обмен идеями между представителями различных религий. Со временем сверхкрупные размеры поселения привели к тем же процессам, что и в Финдхорне - замена братских личностных отношений коммерческими, свертывание социальных программ под действием общей коммерциализации. Интересно, что если в Финдхорне это было связано с демократизацией и усилением внутреннего самоуправления (к руководству пришли новые люди, не столь приверженные первоначальным принципам), то в Ауровиле - напротив - со свертыванием демократии, закреплением власти за теми, кто может эффективно заниматься коммерцией. Несмотря на эти процессы, Ауровиль остается одним из наиболее успешных в экологическом отношении поселений, сохраняет несколько более высокий, чем в мире, и тем более в “третьем мире”, уровень жизни и социальной защищенности, гуманистической культуры. Продолжаются духовные поиски (хотя религиозная и духовная терпимость по некоторым сведениям также утрачивается). Другой пример синтеза двух направлений - российская община “Китеж”. Основатель общины - индолог и историк Д.Морозов, исходил при организации поселения из педагогических и духовных идей, но в формировании концепции общины приняли участие и сторонники самоуправленческих “утопий”, которые успешно реализуются “в отдельно взятой деревне”. Тенденция развития “Китежа” ближе Финдхорну (демократизация, ограниченное использование рыночных механизмов), но это пока не приводит к ослаблению духовной составляющей и размыванию личностных связей между общинниками (по внешним формам “Китеж” иногда сравнивают с киббуцем, но это - не коммуна, а более мягкая община, сообщество приемных семей). Принципиальное отличие концепции “Китежа” от Ауровиля и Финдхорна - предпочтение малым формам. “Китеж” стремится не к бесконечному росту численности населения, а к “размножению делением”, поскольку только в малой общине (до 200 человек) возможны тесные духовно-личностные отношения между членами и эффективное самоуправление. Как это ни покажется странным, малые общины более защищены от “разлагающей” среды большого мира, чем большие. Всего в наше время существует несколько сот поселений и инициатив, которые связывают свое существование с созданием альтернативных общин (экопоселений, устойчивых поселений, духовных общин и т.д.). Но в большинстве своем это пока инициативные группы либо общины в городах, которые стремятся к постепенному уходу из городской цивилизации. Реальных альтернативных поселений, где люди жили бы круглый год общиной в несколько десятков человек и более, в мире всего несколько десятков. Динамика развития поселений позволяет выделять протопоселения, собственно поселения и мегапоселения. Протопоселение - инициативная группа, стремящаяся к созданию общины, имеющая для этого землю и жилье. Однако из членов группы на месте постоянно живет еще лишь несколько человек. Это означает, что основная часть жизни группы проходит пока вне поселения. В нашей стране к наиболее развитым протопоселениям можно отнести Экополис близ Сартовалы, радикальную группу “Атши”. Условно к протопоселениям можно отнести движение виссорионитов, которые строят свой город - потенциальное мегапоселение. Собственно поселение - это община численностью в несколько десятков человек (не более трех сотен членов), ведущих информационно-аграрный (духовно-творческий - возможны и другие названия этого явления) образ жизни. Несмотря на то, что основную часть жизни ее члены проводят в общине, они социально и духовно активны, участвуют в общественной жизни за пределами общины. В противном случае это - всего лишь традиционное сельское поселение. Крупнейшее и наиболее динамично развивающееся поселение в европейской части страны - “Китеж”. Существуют еще несколько небольших общин - лечебно-педагогическая община Любудка в Тверской области, педагогическая коммуна в Ставропольском крае, экологическая коммуна “Ноосфера” в Свердловской области. Мегапоселение - альтернативное поселение, рассчитанное на многие сотни и даже тысячи людей (Ауровиль, Финдхорн, Ферма в период расцвета, Джонстаун в Гайане). Мегапоселения являются наиболее впечатляющими примерами торжества альтернативизма в период их расцвета и наиболее убедительными доказательствами бесперспективности общинного движения в связи со своим закатом или крахом. В социальном отношении мегапоселения либо интегрируются в доминирующую социальную среду своих стран (бюрократическое и частно-капиталистическое перерождение), либо, пытаясь неумело участвовать в политических играх, вызывают жесткую реакцию со стороны властей (одна из версий гибели Джонстауна), либо оказываются жертвами религиозной преданности фанатику-учителю (другая версия гибели Джонстануна). Опыт мегапоселений показывает, что к альтернативному обществу лучше идти “партизанскими тропами” - путем создания небольших общин и их сотрудничества между собой. Поселения могу иметь различную специализацию: педагогические, фермерские, экологические. Со временем это может привести к созданию ассоциаций, где поселения вступают в частичное разделение труда. Например, одни поселения готовят специалистов и занимаются дополнительным воспитанием детей (с этой целью было создано поселение (...), подобные функции уже осуществляет “Китеж”), другие - поставляют дополнительное продовольствие (инициативные фермерские группы в нашей стране существуют в Архангельской, Тамбовской, Нижегородской, Иркутской и др. областях), третьи - технологии. Однако каждое поселение - многопрофильная организация, в значительной степени обеспечивающая свои нужды на месте. Важно, чтобы специализация не привела к исчезновению многообразия общины. Односторонне специализированная община не может считаться поселением. Скажем, городская община, созданная для совместной жизни работающих в разных местах людей - не поселение, поскольку отсутствует общее хозяйство. Опыт показывает, что для создания поселения недостаточно доброй воли инициаторов. В нашей стране количество инициативных групп исчислялось несколькими десятками, но в итоге получилось лишь несколько общин, которые в той или иной степени могут считаться поселениями и протопоселениями. Как правило инициативные группы распадаются из-за отсутствия хозяйственного и аграрного опыта, из-за психологических проблем (несовместимость, отсутствие опыта по решению межличностных проблем), из-за несовершенства организации (либо слишком жесткая организация, приводящая к расколам или острым психическим срывам, или слишком большая самостоятельность людей друг от друга, приводящая к размыванию и исчезновению общины). Среди факторов распада можно назвать и давление извне, но часто и оно сводится к отсутствию опыта взаимодействия с властями и населением. Так что если Вы решили основать собственное поселение, Вам стоит пару лет пожить в уже действующей общине. Этот опыт полезен даже в том случае, если модель действующей общины кажется Вам неудачной. В конце концов эта община живет, а Ваша - пока нет. Разумеется, возможны и исключения, при которых люди, не имевшие подобного опыта, могут создать жизнеспособное поселение. Когда-то так и начинались первые поселения. Но для этого необходимы либо большие стартовые ресурсы, либо исключительные качества лидеров. Так что лучше все-таки учиться. Общество будущего, как хотелось бы большинству участников таких проектов, должно быть лишено властной иерархии. Это предполагают идеи общинного самоуправления и свободы от сверхиерархического индустриального общества. Однако поселения создаются в наше время на относительно низком уровне технологий и людьми современной культуры. Поэтому первоначально успешные проекты как правило иерархичны. И лишь потом начинается движение к демократии и реальному самоуправлению, когда большинство общинников принимают реальное, а не формальное участие в решении общих вопросов. Формально демократия предполагается с самого начала, но более волевое и образованное меньшинство без особых проблем проводит необходимые решения. Возникновение реальной низовой демократии и самоуправления - связано с культурным ростом общинников. Если демократия становится реальной, а большинство общинников еще не осознали необходимость альтернативных общественных форм, поселение интегрируется в окружающее общество. Поэтому предпочтительным является постепенный отказ лидеров от реальной власти в поселении по мере обучения общинников. На практике это может выглядеть как череда небольших внутриобщинных революций, где общинники берут все большую власть в свои руки, реально участвуя в работе Совета (они должны быть открытыми) и собраний. “Революции” могут происходить несколько раз, поскольку подрастают следующие поколения, и важно, чтобы они переняли идейный потенциал общины, завоевав демократию для себя. В этом случае, покидая общину, они будут способны вести такую же борьбу и в обществе, а не только встраиваться в существующие там рамки. В небольших нерелигиозных общинах лидеры лишены возможности установить диктатуру, которая исключала бы такую демократизацию. В мегапоселениях это возможно, так как там может возникать большая бюрократия, согласующая интересы разных групп, которые не могут находиться в постоянном общении между собой. Таким образом, оптимальной социальной структурой поселения представляется следующая: реальные лидеры (носители идей, энергичные члены общины, которые первоначально берут решение вопросов на себя), полноправные общинники (готовые брать на себя не только все права, но и все обязанности, связывающие с общиной свою жизнь), волонтеры (временные жители общины, не готовые дать обязательства, необходимые для постоянной жизни в общине и потому лишенные некоторых прав - в решение основных вопросов должны принимать участие те, кто живет здесь не временно), дети (их статус примерно равен статусу волонтеров - максимум возможных прав, с теми ограничениями, которые накладывает неполнота обязанностей). Различие в статусе общинников и волонтеров позволяет сохранять руководство за ядром общины, которое не размывается случайными людьми. Отбор в число постоянных общинников должен быть тщательным - по принципу психологической совместимости. Если человек не может менять себя и вписываться в возникший ранее коллектив, может быть ему стоит набраться опыта и основать другую общину. В то же время приток волонтеров позволяет присмотреться к потенциальным членам общины и приобщить к этому образу жизни больше людей, чем могли бы позволить изначальные материальные условия. Альтернативное поселение должно быть тесно связано с окружающим миром. Оно должно воздействовать на его культуру, следить за происходящими в обществе процессами, использовать его ресурсы для своего развития, для создания инфраструктуры, которая позволила бы при необходимости отключиться от ресурсов большого мира, максимально сохранив комфорт и информационные возможности. В то же время привлекательность и жизнеспособность общинной альтернативы дает шанс на разрастание этого движения и постепенное, некатастрофичное изменение существующего общества. И тогда возникнет шанс на то, что на этот раз при гибели Титаника спасутся почти все.
 
Форум » _003 СТРОИТЕЛЬСТВО ОБЩИНЫ » Прочие » ЭКОПОСЕЛЕНИЯ в разных странах
Страница 1 из 212»
Поиск:

Создать бесплатный сайт с uCoz
Рейтинг@Mail.ru