Вторник, 22.09.2020, 03:59
Ку Аль (kualspb) и его творчество
ГлавнаяРегистрацияВход
Приветствую Вас, Гость · RSS
проба1
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Форум » _005 ПОЛЕЗНЫЕ ДОПОЛНЕНИЯ » эгрегоры, не претендующие на связь с Махатмами » Даниил Андреев "Роза Мира"
Даниил Андреев "Роза Мира"
kualspb_2013Дата: Воскресенье, 14.09.2014, 12:14 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1763
Репутация: 0
Статус: Offline
Даниил Андреев "Роза Мира"

_001

-- Эта книга хорошо известна в России всем эзотерикам. И относятся к ней практически все положительно. Но вот со стороны Последователей Д.Андреева оказывается ситуация выглядит несколько иначе.

ссылка на сайт

Как оценивается с точки зрения "Розы Мира" теософия Е.П. Блаватской и основанные на ней "эзотерические" системы, в частности, учение Елены Рерих?

Отношение весьма отрицательное. Даниил Андреев в черновиках упоминает о влиянии "всевозможной бесовщины" на Блаватскую, а также о "некоторых низших формах индийской философии", прослеживаемых в её эклектической доктрине. Не удивительно, что в религиозно-философском плане расхождение между "Розой Мира" и любыми вариациями теософских систем носит радикальный характер. Отношение к теософии с позиций "Розы Мира" можно сформулировать в следующих пунктах:

(1) Ложен базовый теософский "эзотерический" принцип, утверждающий, что все религии будто бы происходят от единого истинного древнего тайного учения, известного неким "посвящённым". Появляются новые категории теософской квазирелигии: фигуры никому не ведомых учителей-"махатм", эмиссары Шамбалы, тайное "белое братство" посвящённых на Земле. Разумеется, все эти "эзотерические доктрины" не выдерживают никакой критики с позиций хотя бы сравнительного религиоведения.
Есть ли вообще глубинное объяснение многообразия религий, и если да, то в чём оно заключается? Согласно "Розе Мира" каждая из культур и всякая из религий "правой руки" в человечестве является результатом вышнего соборного творчества, источник которого надстоит над земным творением. Эта высшая созидающая реальность пребывает в неразрывном взаимодействии с "областью бессознательного", объединяющей и характеризующей то великое множество земных людей, которые так или иначе причастны историческому процессу становления той или иной религии или культуры. Например, русское православие обращено к Небесной России – обители просветлённых нашей метакультуры, а также к более высокому миру, который условно обозначается как Высший Аспект Трансмифа Христианства.

(2) Ложной является ключевая установка, на которой особенно упорно настаивает теософия – о бессознательности, безличностности Абсолюта и об отсутствии какого-либо высшего разумного начала вселенского уровня. С этим, между прочим, связана исходящая от теософии и популярная у современных "эзотериков" концепция дробления сознания на несколько планов. Верхние из этих планов не носят "ментального" характера, вообще не допускают ни мыслей, ни чувств, ни сознательных устремлений. По такой схеме действительно невозможен самосознающий, творящий, всеблагой Бог – начало всего мироздания и Дух вне воплощения.
Бог есть Сознание, полностью охватывающее истину своего бытия и тождественное этому бытию (содержательный смысл здесь в том, что внутри сущности Бога нет непреложных законов, все они полностью осознаны и управляемы). Воля, чувства и разум неотъемлемо присущи Ему.
Даже наиболее имперсоналистичное направление религиозной философии индуизма – адвайта-веданта Шанкары, утверждало реальность Ишвары, который понимался как творец мира (но не душ других живых существ) и личностный аспект Брахмана, осознающий своё с ним единство. Блаватская даже такую идею Ишвары отвергает, предлагая взамен систему оккультного материализма и атеизма, где мироздание во всём многообразии разворачивается напрямую под воздействием жёстких и неизменных "Космических Законов".

(3) Реальность устроена по принципу онтологического плюрализма, а не теософского пантеистического монизма. Бог, духовные монады и частицы материальности есть субстанциально автономные субъекты бытия, связанные некоторыми отношениями. Материальные миры не есть "проявление Абсолюта". От философии пантеизма "Роза Мира" отстоит ещё дальше, чем историческое христианство: Бог разумно творит монады – сознающие духовные Я всех существ, но не материю. Различные виды материальностей творятся монадами. При этом ипостась Пресвятой Троицы, Бог-Сын, является верховным Демиургом в мироздании и созидает всеобъемлющий план вселенского становления.
В концепции "Розы Мира" нет ничего похожего на растворение личности в бессознательном Абсолюте. Соединение с Богом понимается как способность бессмертных монад отождествляться глубинам божественного Сознания, постижения Солнца Мира без утраты своего неповторимого Я. О "сорадовании и со-творчестве Ему в созидании вселенных и вселенных" говорится в завершающих строчках главной книги Д. Андреева.

(4) Теософия настаивает на манвантарах – бесконечно повторяющихся циклах развития и сворачивания мира, и пралайях – периодах между циклами, когда мир растворяется в Абсолюте. Неправдой оборачивается обещание "беспредельности", положенное даже в заглавие одной из книг Елены Рерих. Квазистатизм, заимствованный из религиозных представлений древности, пребывает в концептуальном противоречии с эволюционистским оптимизмом самой теософии, очевидно почерпнутым из умонастроений западного общества XIX века.
Согласно "Розе Мира" нет никаких безнадежно повторяющихся циклов, напоминающих смену дня и ночи или смену времён года. Вселенская метаэволюция движется по восходящему пути силой сознательного творчества Бога и монад. Личностное духовное возрастание, совершенствование в любви, в творчестве не имеет предела и не обессмысливается периодическими разрушениями мира.

(5) Неприемлем теософский радикальный монизм и в части утверждения единства происхождения добра и зла, их взаимной необходимости. Теософия объявляет зло, понимаемое как силу изменения через страдания, важнейшим движущим фактором эволюции. Таким способом оправдываются очень многие вещи: взаимопожирание в животном царстве, смерть вообще. Елена Рерих оправдывает в своих записях революционные, а затем и сталинские репрессии; современные последователи "Живой Этики" этим не смущаются и вторят своим учителям.
Излишне говорить, что согласно концепции Д. Андреева все перечисленные явления имели причиной сознательную противобожескую деятельность демонических сил нашего планетарного космоса, движимых задачами борьбы с Провиденциальным началом, а также заинтересованных в увеличении общей суммы страданий – главного источника восполнения жизненных сил демонов.
Монизму теософии и её нравственно ущербной метафизике, противополагается относительный дуализм "Розы Мира", говорящий о противоборстве сил добра и зла в нашем мире. Эта борьба имеет конечный исход, не служит никаким "высшим целям", а изначальная причина её – злая воля демонов к эгоцентрическому самоутверждению.

(6) Теософия отрицает исключительность роли Христа, выдавая Его за рядового "Махатму", в миссии которого, если поверить "эзотерическому" теософскому осмыслению, невозможно увидеть сколь нибудь существенный смысл. Воскресение тела Иисуса Христа, как известно, отрицается теософией. Следовательно, налицо ещё одно кардинальное противоречие как христианству вообще, так и конкретно "Розе Мира", которая видит в Христе – Планетарного Логоса, выражающего в нашем мире (как Слово выражает Говорящего), Бога-Сына, Логоса Вселенной.

(7) Теософия утверждает, что закон кармы является сверхмировым, неизменным, и по сути управляет всей Вселенной. Это и есть тот самый имперсональный Люцифер, в котором, согласно "Тайной Доктрине", едины Сатана и Логос, и которому много славословила Блаватская. В учении Е.Рерих вселенский Люцифер ради маскировки переименован в Космический Магнит; тексты Агни-Йоги сообщают нам: "идущий против Космического Магнита утверждает волну противную", "тяжко идти против Космического Магнита. Знаем, что некоторые поставят ставку, как говорится, не на ту лошадь, ну, что же, урок придется выучить".
На самом же деле, закон кармы – всего лишь закон эфирной материальности, творимый, как и все другие законы материальных миров, по сознательной воле монад. Для нашего мира содержание закона кармы определяется равнодействующей противоборства Провиденциальных и демонических сил. Последние стремятся утяжелить этот закон, чтобы в посмертной участи приводить в подвластные им миры возмездия (ад) как можно больше душ, и удерживать их там насколько возможно дольше. Правильное понимание Христа как Спасителя, называемого в православном предании победителем ада, связано как раз с изменением законов посмертного воздаяния силою Планетарного Логоса, вопреки яростному сопротивлению демонического стана.
Теософия, будучи абсолютно неспособной дать объяснение историческим процессам в рамках своей "эзотерики", предпочитает обычно говорить о невмешательстве высших сил (всевозможных своих дхиан-коганов и махатм) "в карму человечества". Это положение диаметрально расходится с самой сутью метаистории по "Розе Мира".

(8) Вымыслом является теософская теория происхождения человечества путём смены пяти рас. Зачем это нужно теософии? – Ради предвещения прихода т.н. "шестой расы", которая заменит ныне существующих людей так же, как якобы и бывало уже с прошлыми расами. Идея эта внушалась основоположникам теософии не в качестве пустой выдумки и далеко не безобидна.
"Роза Мира" разделяет картину происхождения человека из животного царства, известную в общих чертах современной науке. Глубинные же причины качественного перехода на ступень человека разумного – в телеологических воздействиях со стороны Провиденциальных сил.

(9) Теософия предлагает явно люциферианскую интерпретацию некоторых важных христианских понятий, инвертируя представления о "светлых" и "тёмных" силах. Так, эпизод грехопадения в легенде об Адаме и Еве считается благодеянием "элохимов" (дхиан-коганов) человечеству. Установление монотеизма в древнем Израиле считается злонамеренным торможением эволюции со стороны ветхозаветного Иеговы, объявленного Сатаной и хозяином "тёмных" – по терминологии учения Елены Рерих. На первый взгляд может показаться, что теософия повторяет гностическую схему. Однако это не так: здесь нет ни Предвечного Отца, ни мотива возвращения в духовную Плерому, а Иегове противостоят другие тёмные (согласно гностикам) архонты-космократоры, возведённые в достоинство дхиан-коганов и оцениваемые позитивно; такие параллели проводит сама Е.П. Блаватская в "Тайной Доктрине". Все эти трактовки после сопоставления с трактовками тех же самых мифологических эпизодов по "Розе Мира" заставляют сразу сделать вышеприведённый вывод о люциферианской направленности.

(10) Теософия по сути нацелена на изживание религий, объявляет религиозную практику всего лишь системой обрядов, не имеющих особенного значения. Значение религий исчерпывается "синтезом" с наукой и философией. Разговоры о синтезе, впрочем, здесь явно неуместны, поскольку на деле имеет место произвольное "эзотерическое" перетолкование теософистами положений всех религий.
Под "наукой" же подразумевается очень специфическая Сокровенная (Оккультная) Наука, включающая в себя такие компоненты, как астрология, Наука Магии, алхимия, а также рассуждения о Фохате, "планетных химизмах" и других сюрреальных категориях, положенных в основу аморфной и лишённой устойчивых связей с действительностью картины теософского видения мира. Науку в обычном понимании слова теософия рассматривает свысока и безнадёжно ей противоречит по множеству вопросов. (В этой связи также можно отметить, что известная лженаучная торсионная теория Г.И.Шипова имеет теософскую идеологическую трактовку, и получила восторженную поддержку в кругах рериховского движения [1].)
Задачи Розы Мира, если бы выпало ей осуществиться в истории, были бы противоположны теософским и должны были бы привести человечество в эпоху религиозного возрождения.

(11) Нелепостью является нумерологическая заворожённость теософистов, особенно акцентированная на цифре «7». Тут и семиричный состав воплощённого существа, и семиричность планетарных цепей (проблема наличия девяти планет в солнечной системе решалась Еленой Рерих просто – Нептун и Плутон объявляются принадлежащими к другой цепи, остальные планеты которой "невидимы"), семь сменяющих друг друга рас, семь дхиан-коганов (они же кумары, "элохимы", космократоры) и т.д.
 
kualspb_2013Дата: Среда, 17.09.2014, 21:02 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1763
Репутация: 0
Статус: Offline
_002

-- А вот оценка другого эгрегора.

ссылка на сайт


Мистическая система Абд-ру-Шина

Здравствуйте! В данный момент читаю один, по моему мнению, грандиозный труд – труд Оскара Эрнста Бернхардта, больше известного как Абд-Ру-Шин, под названием "В свете истины". "Истины", описанные в данном труде, представляются мне действительно истинами во всей своей гениальной простоте, непротиворечивости и нравственной непоколебимости! Фактически этот труд произвел на меня огромное впечатление, также как и "Роза Мира" Даниила Леонидовича.

Очень хочется хочется узнать ваше мнение об этом труде. Могут ли "Роза Мира" и "В свете истины" сосуществовать, не противореча друг другу? Мне дороги обе концепции, поэтому очень хочется узнать ваше квалифицированное мнение!

Ответ:

Система Абд-ру-Шина несомненно производит впечатление цельностью и определённостью; примерно те же качества чувствуются в исламе, но уровень религиозно-мистического сознания Абд-ру-Шина – большой шаг вперёд. Вместе с тем, между системами Абд-ру-Шина и Даниила Андреева есть много вполне конкретных расхождений в принципиальных идеях, да и вообще можно констатировать существенное неравенство по этическому, философскому, историософскому уровню.

Лучше всего существование таких расхождений объясняются тем соображением, что Д.Андреев – произнёс действительно новое слово в религиозной сфере, открывающее качественно новые горизонты в религиозной этике и метафизике, согласующееся с фактами науки и объясняющее историю, тогда как Абд-ру-Шин, хотя и был мистиком светлой направленности, всё же по большей части развивал традиционные положения, почерпнутые из религиозных традиций прошлого.

Вот, в качестве примера, у Абд-ру-Шина (книга "В Свете Истины") упоминаются "Неизменные Законы Становления и Распада" и утверждается, что "Творческая Воля Божья ... непрестанно созидает и разрушает миры". В рамках идей "Розы Мира" материальность миров творится духовными монадами, но не Богом непосредственно, единых и неизменных законов, строго говоря, нет (хотя, конечно, в том или ином материальном слое, как правило, поддерживаются свои постоянные законы, иначе всё превратится в хаос и беспорядок). Как сама материальность, так и её законы созидаюся монадами. Это их свобода творческого выбора. Бог не навязывает законы, и, уж тем более, не разрушает миры! Даже по этому отдельному положению видно, что у Д.Андреева концепция более творческая, свободная и этически возвышенная. То, что излагает Абд-ру-Шин логически исходит из традиции многих религий приписывать Богу т.н. "всемогущество", что неизбежно сопряжено с ограничением свобод и могуществ других духовных существ – божьих творений. Вследствие этого этический уровень религиозного сознания не может подняться выше некоторой планки...

Однако, если появился большой интерес к Абд-ру-Шину, то это очень хорошо, и такой интерес надо использовать для максимально подробного изучения его трудов. Изучать нужно не только "Розу Мира" и др. тексты Д.Андреева. А положительное духовное и/или интеллектуальное воздействие тех или иных мыслителей совсем не обязательно обусловлено правотой их метафизических концепций. Без знания многих различных концепций невозможно правильно уяснить место и самой концепции Даниила Андреева, потому что "всё познаётся в сравнении", а не "в себе".

хххххххххх

-- Если кому-то интересно, есть отзывы и о других эгрегорах:

http://rodon.org/list?t=114,l=qout

хххххххххх
 
kualspb_2013Дата: Среда, 17.09.2014, 21:33 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1763
Репутация: 0
Статус: Offline
_003

-- Вот как последователи Даниила Андреева излагают религиозную и философскую концепцию "Розы Мира":

ссылка на сайт

Роза Мира как религиозное и философское мировоззрение – это универсальная по охвату система идей, основанная на трудах Даниила Андреева (1906-1959). Чем же, какими существенными своими особенностями, она привлекает нас?

Для начала отметим отсутствие какой-либо заинтересованности низшего порядка у человека, её основавшего. Ни материальных выгод, ни возможности публиковаться, ни славы, ни хотя бы признания в узких кругах он не получил, да и не мог получить, если помнить, что время его деятельности в основном приходилось на сталинские годы.

Для людей совсем не знакомых с обстоятельствами жизни Д.Андреева надо добавить, что свою концепцию автор не считал художественным творчеством и был, как минимум, лично уверен в реальности описываемых им явлений и процессов, более того, утверждал, что они "реальней нас", предупреждая попытки аллегорического понимания образов даже своих поэтических текстов, передающих метаисторический и трансфизический опыт, не говоря уже о трактате "Роза Мира".

Перечислим, не вдаваясь в подробности и доказательства, наиболее важные преимущества Розы Мира в сопоставлении с прежними религиями:

1. Многократное и безусловное превосходство по степени соответствия наивысшим требованиям нравственного идеала, которые человеческая воля к добру и теоретическая философия могут предъявлять к религиозной системе. Отрицается какое бы то ни было оправдание зла, безжалостных мировых законов, порождающих страдание, создание или "попущение" их Богом. Зло не есть необходимый диалектический элемент "дополняющий" добро в мироздании. Зло не есть нечто подобное визуальной темноте в её отношении к визуальному свету. Никакого нравственного оправдания не может иметь и принцип "око за око" в форме возмездия, осуществляемого по закону кармы, который известен из восточных религий. Хотя действие закона воздаяния в нашем мире признаётся, но наличие в этом законе элемента возмездия, злом за зло, исходит от противобожеских сил.

Нравственные принципы "Бог есть свет, и нет в Нём никакой тьмы", "Бог есть любовь" были возглашены ещё в одной из книг Нового Завета. Но Ветхий Завет и догматика конфессий исторического христианства глубоко противоречат им по сути, а видимость соответствия удаётся создавать только за счёт волюнтаристского переименования в "добро" вещей, которые на самом деле удовлетворяют всем критериям "зла".

Убедительно решается в рамках Розы Мира проблема теодицеи, то есть вопрос об ответственности Бога за наличие и за возникновение зла в мире. При этом отрицается т.н. "всемогущество", всевластие Бога – ибо Бог, в силу благости своей, творит иных духовных субъектов – монады – не как существ намеренно ограниченных и поставленных в зависимость от Его будущей воли. Духовные монады изначально творятся Им с теми же потенциально достижимыми для них качествами и способностями, какими обладает Он сам. Бог-Первотворец не держит мир в подчинении и не стремится обеспечить способов контроля над духовной субстанцией монад или над их творчеством в бытии. Замысел Божества в отношении мироздания осуществляется через благую природу творимых монад, а не через обеспечение их "подконтрольности". К сожалению, несмотря на благость творения, в древности всё же произошло однократное отпадение значительной части монад на пути зла, отступление их от принципа всеобщей любви. Как следствие, устроение и законы многих миров оказались омрачёнными их деятельностью, направленной на собственное исключительное самоутверждение за счёт всех других – из этого принципа, противоположного любви, и рождаются злые дела.

Ещё один важный аспект этического превосходства в том, что Роза Мира не совместима со свойственной авраамической религиозности идеей подчинения, покорности воле Бога. Бог не ищет ничьей покорности и не управляет индивидуальными судьбами. Приходится признать, что для верующих, ищущих в религии чувства тотальной опеки со стороны высших сил, такое положение вещей оказывается не вполне комфортным, если сравнивать с "преданием себя воле Божьей". Стремиться надо не к послушанию высшим силам, а к идеалу добра; а это автоматически означает добровольное, ничем не принуждаемое со-направление личной воли человека воле Бога и всех со-творящих Богу Провиденциальных сил.

Роза Мира разделяет то этически возвышенное, если сравнивать с историческим христианством, отношение к животному царству, которое свойственно индуизму и буддизму. Однако метафизическое истолкование животного царства совсем другое. Животные – не есть какая-то естественным образом возникшая или созданная низшая форма воплощения, в которую может пасть в будущем воплощении и человек, отяготивший себя нехорошими поступками. Понятно также, что благой Бог, в котором "нет Тьмы", не может творить законов борьбы за существование и взаимопожирания, не может создавать паразитов. Несовместимо ни с какой этикой само по себе умышленное создание форм воплощения, столь значительно ограниченных биологическими законами в возможностях своего умственного развития. Роза Мира даёт вполне убедительное объяснение трагедии животного царства и, что важно, не противоречащее научным данным.

Этическая чистота Розы Мира достигается за счёт признания дуализма в мироздании, то есть факта противоборства двух мировых станов, воплощающих принципы добра и зла. Однако дуализм этот – относительный, он укоренён не в непреодолимом метафизическом разделении, а во внутренних качествах сознания, индивидуального и изменчивого. В отношении к злу нет безжалостности, свойственной многим древним дуалистическим схемам. Победа добра сулит носителям зла не уничтожение или вечные мучения, а только ограничение в свободе творить зло и дальнейшее их внутреннее изменение, духовное и душевное исцеление, восстановление этической структуры сознания – сколько бы времени и усилий со стороны светлых сил это не потребовало.

2. Другое важнейшее преимущество перед прежними религиями – отсутствие сколько-нибудь серьёзных проблем по отношению к современным научным данным об устроении окружающего нас мира.

Во-первых, Роза Мира нисколько не держится за геоцентризм и не устанавливает никакого особо выделенного отношения Бога к нашей планете, лишь одному из неисчислимого множества миров в множественных слоях материальности, составляющих Большую Вселенную.

Во-вторых, признаётся факт длительной эволюции форм жизни на земле и происхождения человека из животного царства.

В-третьих, на универсальном философском уровне подвергаются критике попытки догматических учений выдавать свои представления и Писания за "абсолютную истину". Подобно тому, как наука век от века приближается к истине, должно происходить и движение взглядов религиозных. Как от науки древности нельзя требовать высокой степени достоверности, так и от представлений, созданных религиями прошлых эпох. Даже если бы все древние авторы священных текстов имели не вызывающий никаких сомнений доступ к общему для всех "источнику истины" (чего в действительности не было), всё равно их представления были бы, с нашей точки зрения, сильно искажены, только в силу одного того, что были бы сформулированы в терминах весьма несовершенного набора первичных понятий (понятийного базиса), свойственного сознанию той эпохи.

Принятие же мысли об относительности всех человеческих представлений и истин означает отнюдь не равноценность всех точек зрения, а то, что одни из них, в отдельных аспектах или даже по всей совокупности аспектов, приближаются к абсолютной истине о предмете познания лучше, чем другие.

3. Роза Мира устанавливает разумный баланс между спиритуализмом и признанием божественной оправданности материи. Она не признаёт крайностей манихейского, гностического, буддийского или монашески-аскетического (в христианстве) мироотрицания. Вместе с тем, видит омрачённость мировой природы, действие в ней тёмного начала, и предупреждает от опасностей растления души плотскими устремлениями. Законы материальности нашего мира должны быть преображены, в том числе и усилиями каждого из нас, в этой жизни, или после неё. Идея "бегства от мира", несмотря на духовные основания этого порыва, не является оправданной нравственно и таит опасности эгоизма личного спасения.

4. Роза Мира подробно и предметно объясняет ход человеческой истории. Почти ни одна иная религиозная система, в особенности из числа древних, эту задачу не только не решает, но и не осознаёт и не ставит. Предметность объяснений в том, что они даются не на уровне решительно бессодержательных и недоказуемых утверждений, наподобие того, что история движется Божьей волей (абсолютно неприемлемых, к тому же, с точки зрения нравственной). Метаисторические объяснения непротиворечиво увязывают происходящее в иных слоях планетарного космоса с наблюдаемыми в нашем мире политическими, культурными и иными масштабными процессами. Поскольку высшие силы, определяющие ход метаистории, поляризованы в дуалистическом противоборстве Провиденциального и демонического станов, становится понятным, почему великие злодеяния в истории не получали никогда божественной санкции, не были "попущением" свыше, а вдохновлялись лишь злой волей богоотступнических сил.

5. В Розе Мира придаётся исключительное значение творчеству и развитию творческих способностей личности. Все живые существа – потенциальные творцы, демиурги мироздания. Древним религиям практически не было знакомо даже само понятие "творчество", как мы понимаем его сейчас. Авраамические религии склонны считать Бога монопольным Творцом бытия, и склонны рассматривать как "покушение" на власть Бога саму мысль о чьём-либо участии в этом процессе иначе как в роли "служебных духов". Подобный "божественный тоталитаризм" Розе Мира предельно чужд. В осознании значения творчества к Даниилу Андрееву приближался Николай Бердяев.

6. Роза Мира даёт вполне непротиворечивое, согласующееся с научными религиоведческими фактами, объяснение происхождения и процесса становления мировых религий. Религиозные практики "правой руки" все получают оправдание, поскольку ведут основную часть своих последователей к благу. Это не исключает признания наличия тёмных периодов в истории многих исторических религий, опасностей подпадения влиянию тёмных сил, и не мешает критике тех или иных их концептуальных положений, прежде всего за несоответствие требованиям нравственного идеала.

7. Роза Мира даёт новое и вполне убедительное объяснение всего, что связано с пришествием Иисуса Христа. Снимается проблема нравственно и логически немыслимого, хотя и ставшего для многих верующих привычным, абсурда "искупления кровью", принесения Мессии в жертвоприношение по образу жестокой практики ветхозаветных жертв. Христос приходил не для этого, а для того, для чего Его и ждали – чтобы начать на земле эпоху Царства Божия, правда, не в том националистическом представлении, которое превалировало в иудаизме, а в смысле преображения устройства человеческого общества, а затем и самой природы человека. В этом суть ожидавшегося Избавления (Искупления), которое должен был принести Мессия, Сын Бога. Полноте свершения помешало сопротивление демонических сил. Историческое христианство несёт печать недовершённости дела Христова на земле. Иисусово учение добра и любви изначально, в представлении даже первых учеников, оказалось смешано с принципами Ветхого Завета, рисующими Бога судьёй, ревнителем, мстителем, источником не только добра, но и зла (Ис 45:7).

В отличие от подхода Льва Толстого, также подвергавшего серьёзной и во многом обоснованной критике догматику исторического христианства, Розой Мира не отрицаются чудеса, связанные с жизнью Иисуса. Сам же Он, будучи тем, через кого выражается для нашего земного мира Мировой Логос, не утрачивает божественности и не превращается лишь в человека-проповедника.

Кроме религий древнего происхождения, существует немало новых псевдорелигиозных учений, различной т.н. "эзотерической" литературы и т.д. Несмотря на их разнообразие, спектр выражаемых ими принципиальных философских идей достаточно узок. Во всяком случае, ничего похожего на созданную Д.Андреевым концепцию среди них нет. Достаточно разобрать их содержание по приведённым выше пунктам, чтобы убедиться в том, что степень состоятельности большинства из них окажется едва ли выше, чем у древних религий. Очень характерным примером является теософия (включая т.н. "Живую Этику" Елены Рерих), как пример доктрины одновременно антинаучной (достаточно вспомнить их теорию происхождения человека на земле), неприемлемой для религиоведа (из-за произвольных фантазий, из которых первейшее - противоречащее всему и вся утверждение о происхождении мировых религий от древней "эзотерической доктрины"), неприемлемой этически (зло и страдания считаются диалектическим моментом в мироздании), да и попросту вульгарно-материалистичной (процессы в человеческой истории ставятся в зависимость от космических излучений, пульсаций, циклов и прочих механически-бессознательных явлений и "непреложных законов", их порождающих).

Можно ли назвать Розу Мира христианством? По собственной внутренней логике она выражает небесный христианский трансмиф, и соответствует христианству, каким оно должно было бы стать, поднявшись на новый уровень этического совершенства и на новую высоту понимания устроения мирового бытия. Однако, Розу Мира, ввиду значительных концептуальных различий, нельзя назвать христианством библейским или представлять как развитие христианской исторической традиции. По самому духу своему, свободному и творческому, не может быть она причислена к религиям авраамического корня. С другой стороны, в религиоведении к христианству принято относить довольно широкий круг явлений, включая, например, гностицизм, по времени и по эпохе близкий к ортодоксии, но отстоящий от неё, по многим философским признакам, заметно дальше Розы Мира. Если позиционироваться в существующем терминологическом контексте, и учитывать собственное содержание, Розу Мира можно было бы определить как мета-христианство.

В идеальной перспективе Роза Мира, следуя её внутренней логике, изложенной Даниилом Андреевым, должна оформиться в небывалую прежде церковь-братство, в мировую религию. Не совсем в "религию" в традиционном понимании слова, а в сверх-религию – в новое явление мировой значимости, для точного определения которого ещё нет нужного слова. Ничего этого мы, очевидно, не наблюдаем, не видно пока и предпосылок к этому. Пока мы можем заниматься только религиозно-философскими и метаисторическими исследованиями. Почему это так, в чём причины трагедии нашего исторического периода – объясняется в статьях по метаистории. Во всяком случае, Даниил Андреев, рисуя возможные перспективы осуществления Розы Мира в России начиная с 60-х годов XX века, даёт одновременно описание планам инфернальных сил. Планы эти предусматривали совсем другое, а именно – движение к гегемонии демона великодержавия Соединённых Штатов Америки и вырабатываемой им космополитической идеологии, призванной объединить мир на бездуховной основе и исключить какую бы то ни было перспективу религиозного возрождения.

хххххххххх
 
kualspb_2013Дата: Среда, 17.09.2014, 21:35 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1763
Репутация: 0
Статус: Offline
_004

Алексей Валерьевич Кольцов - Предисловие к «Розе Мира»

ссылка на сайт

«Роза Мира» Даниил Леонидовича Андреева (1906-1959) – это такая особенная книга, внимательное и вдумчивое прочтение которой можно определить как существенную необходимость в наше время для всякого человека, всерьёз интересующегося религиозно-философской тематикой. В противном случае за бортом представлений такого человека неизбежно оказывается множество историософских, метафизических, этических идей и представлений, с которыми вне рамок концепции Даниила Андреева ознакомиться просто невозможно, ибо они никем до него не высказывались. По большому счёту, эти идеи высказаны быть и не могли, поскольку автор «Розы Мира», опираясь на свой духовидческий опыт метаисторического и трансфизического познания, пересматривает некоторые из исходных, как бы аксиоматических, предположений выработанных прошлым религиозным опытом, но представляющихся ошибочными в силу несоответствия нравственным и/или логико-эмпирическим критериям. Другие религиозные мыслители и философы, собственным подобным опытом не обладавшие, волей-неволей вынуждены были в основном следовать традиционным системам представлений, и могли лишь дополнять их подробностями, пытаться расширять их в новые измерения, корректировать в них отдельные частности.
Обратимся сразу к главному. Даниил Андреев прямо отрицает идею т.н. «всемогущества» Бога (точнее, всевластия, не только актуального всевластия, которое могло бы быть обусловлено постоянным самоограничением, но и потенциального всевластия). Основание к тому – этические соображения, исключающие мысль о творении Богом духовных монад, как зависимых и несамодостаточных, которым Богом при творении не были бы переданы те же, никак специально не ограниченные в потенциале творческие возможности, которыми обладает Он сам. Мироздание, в котором наша трёхмерная физическая Вселенная лишь небольшая часть, лишь один из многих разноматериальных слоёв, не сотворено в завершённом виде одномоментно (или в течении нескольких библейских дней) когда-то в древности монопольно Богом, но созидается постоянно творчеством всех светлых монад, свободно сотворящих высшему божественному замыслу, исходящему от Логоса Вселенной. И если в этом мироздании трагически выявился некий изъян в природе монад, не исключивший для части из них свободного склонения воли к злу при определённых обстоятельствах (далеко не сразу создавшихся, и выходивших за логические рамки возможностей предведения будущего Богом), то хотя и появляется возможность исключить возможность отпадения для новых и новых творимых Богом монад, но нет чудесных способов мгновенно изолировать богоотступнические силы от остального мира вопреки их собственной воле и действиям.
Демоническому началу и его воздействию на мироздание и мировые законы (примеры тому – законы взаимопожирания и борьбы за существование в живой природе) богосотворческие силы, созидающие материальные миры, их законы и формы жизни в них, вынуждены противостоять в длительнейшей, по нашим меркам, и приобретающей множество форм борьбе. Борьба с богоотступническими силами не охватывает всё мироздание целиком, но наш мир, к сожалению, захватывает.
Такова вкратце метафизическая основа системы Даниила Андреева, позволяющая ему успешно и убедительно решить вопрос теодицеи – ту самую краеугольную проблему, которая в рамках традиционных представлений почти всех теистических религий никакому разумному решению, как известно, не поддаётся.
Столпом системы Даниила Андреева в области историософии, или, точнее – метаистории, выступает вполне очевидное при достаточном знакомстве с библеистикой, но никем прежде него глубоко не проработанная мысль о недовершённости и трагической прерванности миссии Иисуса Христа на земле, о том, что целью первого Его пришествия была не смерть, но преображение человечества – духовное, нравственное и, наконец, изменение самой физической природы человека и всей биологической жизни. Это и было бы то самое Царство Бога (в арамейском языке, где слово Бог прямо упоминать было не принято – Царство Небес) на земле, о приближении которого Христос говорит в Евангелии. Такой подход объясняет очень и очень многое, начиная с вопроса о том, почему мессианские ожидания иудеев первого века н.э. не допускали предположения о казни мессии, ждали «избавления» (хотя и понимаемого чаще всего искажённо, в контексте ожиданий военной победы над Римом, когда мессия мыслился как типичный царь и военный вождь), но не ждали никакого «искупления кровью» со стороны Мессии. Действительно, что «избавление», что «искупление» – одно и то же греческое слово. В Евангелии от Луки даже есть место (Лк 21:28), где от лица Христа это слово употребляется в традиционном значении и относится <i>ко времени второго пришествия</i>, тогда как в посланиях Павла то же самое греческое слово приобретает в высшей степени нетрадиционный для иудаизма смысл и связывается с казнью Христа. Подход Даниила Андреева позволяет понять почему первого пришествия Христа недостаточно, и почему ради того же преображения человечества возникает необходимость во втором, уже совсем другого рода, пришествии, отдалённом, однако, из-за непредсказуемости хода противоборства с богоотступническими силами, на заранее непредсказуемое для противоборствующих сил время.
Уже по двум приведённым примерам видно, что подход Даниила Андреева подразумевает определённую долю критического восприятия в отношении ряда утверждений в священных писаниях и, главное, в отношении исторически сложившейся вероучительной догматики. При том, что собственно полемики у Даниила Андреева с теми или иными идеями богословия конфессий исторического христианства почти нет, а к традиционной религиозной практике он, человек, с детства любивший храмы и богослужения, относился с совершенно неподдельным уважением, эта подразумеваемая критичность не может не стать камнем преткновения для людей, верующих ортодоксально.
К сожалению, опыт показывает, что нельзя сказать новое слово и не вызвать ничьих возражений. Гораздо более важен другой вопрос: а действительно ли Даниил Андреев прав? Разве не существует в наше время множества людей, претендующих на некий визионерский опыт? Разве не было теософии и антропософии? Чем Даниил Андреев от них отличается?
На самом деле отличается он очень многим. Прежде всего, Даниил Андреев совершенно чужд так называемой «эзотерике» (в современном понимании этого слова), то есть множеству вульгарных псевдорелигиозных учений, утверждающих существование неких тайных древних знаний и практикующих произвольное, вполне безграмотное с точки зрения религиоведческой и источниковедческой науки, перетолкование священных текстов различных религиозных учений прошлого.
Даниил Андреев полностью игнорирует астрологию и все прочие подобные «науки»; в его системе им просто нет места.
«Роза Мира» состоятельна как целостная система, призванная отражать объективную реальность, и, как показал опыт полемики, в высшей степени устойчива к критике. Она объективно сложна и непроста по структуре понятий и их взаимосвязей, но при всей этой сложности обладает исключительным, даже беспрецедентным уровнем непротиворечивости. И хотя известно, что при желании близко к непротиворечивости можно перетолковать можно даже очень сомнительные тексты, «Роза Мира» не влечёт необходимости заниматься словесной и понятийной эквилибристикой ради оправдания своего содержания. Ещё важнее внутренней непротиворечивости то, что сказанное Даниилом Андреевым не только не вступает в противоречие с эмпирической действительностью, и, в частности, с признанными в науке фактами, но множествами нитей связано с этой действительностью, объясняет её, и даже предсказывает некоторые научные открытия.
В частности, в поэме «Железная мистерия» (1950-1956) Даниил Андреев упоминает «интрапротонные силы» в связи с предполагаемыми возможными открытиями науки ближайшего будущего, хотя в 1956 году гипотеза кварков ещё не была выдвинута и протон считался элементарной частицей. В дошедшем до нас отрывке из утраченного художественного романа «Странники ночи» один из героев, астроном, размышляя о расширении физической вселенной (причиной этого расширения, согласно общей теории относительности, является не разлетание в пространстве от некоего «центра», а как бы растягивание самого пространства в каждой точке), приходит к мысли об удалении самых дальних от нас галактик со скоростью, превышающей скорость света и, вследствие этого – об их выпадении за горизонт доступных нам, согласно теории относительности, координат. На эту тему на рубеже XXI века написано немало статей, но вряд она могла освещаться в литературе 1940-х или начала 1950 годов, когда ещё даже не наблюдались по-настоящему далёкие, отстоящие от нас на миллиарды световых лет объекты – квазары.
Новые археологические открытия достаточно убедительно, за пределами возможности случайных совпадений, подтверждают некоторые утверждения Даниила Андреева, относившиеся к существовавшим в прошлом культурам и неизвестные науке его времени. Это касается Хараппской цивилизации, открытие которой археологами состоялось ещё в 1920-х годах, и другой, ещё более древней, совершенно неизвестной археологам во время жизни Даниила Андреева культуры, с которой связываются обнаруженные индийскими археологами в 2002 году руины городов на дне океана с датировкой 7 с половиной тысяч лет до н.э.
Сердце и основа «Розы Мира» – безупречное следование её автора нравственным идеалам, принципам высокой этики. В этом отношении Роза Мира куда как последовательнее любого религиозного и философского учения прошлого. Бог и богосотворческие силы в описании Даниила Андреева – это действительно силы добра, по сути своей, а не по названию. От них не исходят болезни, страдание, смерть, возмездие, им чужда жажда власти и стремление к тотальному контролю над миром (всемогуществу, всевластию). Злу они противостоят бескомпромиссно и в полную силу. Деятельность противобожеских сил, их борьба с провиденциальным началом – вот истинная причина человеческих страданий, как посю- так и потусторонних, причина искажённости мировых законов и хода становления жизни на земле, причина растянутости сроков эволюции форм жизни, причина трагедии животного царства, так и не сумевшего подняться на ступень разумности. Зло, злая воля, присутствующая у части живых существ, ни в коей мере не является «диалектической» или какой-иной необходимостью", и не может быть оправдываться.
«Роза Мира» не просто декларирует сил борьбу добра и зла в нашем мире, но и описывает каким именно образом эта борьба отражалась в человеческой истории. Метаисторический метод Даниила Андреева претендует, ни много, ни мало, на объяснение смысла всей глобальной человеческой истории, как политической, так и культурной, которое излагается автором в тесной связи с множеством конкретных исторических фактов. Сам Даниил Андреев знал историю настолько хорошо, что почти безошибочно оперировал историческими данными, когда создавал текст «Розы Мира» в условиях тюремного заключения и не имел доступа к необходимой литературе. Он подчёркивал, что метаисторический метод познания закрыт для человека, не обладающего неким запасом положительных исторических сведений. И поскольку сколько-нибудь полное и точное знание собственной истории человечеству вплоть до 18-19 веков доступно не было, то можно понять, почему появление автора, подобного Даниилу Андрееву, и книги, подобной «Розе Мира», ранее не было возможным.
Модный в наше время монистический и «холистический» взгляд на мироздание, перекликающийся с популярной «эзотерикой», принципиально не способен дать осмысленный ответ не только на вопрос теодицеи, но и, как правило, вообще ничего в мире и в истории человечества объяснять не в состоянии, и ограничивается проведением неких мнимых параллелей с квантовой физикой, волновыми функциями или с чем-то подобным. С другой стороны, дуалистическое объяснение мировой реальности через призму идей борьбы добра и зла тоже не даётся так просто, и подобная попытка может натолкнуться на ряд подводных камней, дискредитируя сам подход. Очень легко, аксиоматически обозначив что-либо, какой-то священный текст или учение, как «добро», начать рассматривать как «зло» всё противоречащее и противостоящее, утрачивая попутно всякую связь с этическими критериями. С другой стороны, следование этическим максимам без учёта обстоятельств, логики событий и будущих последствий, далеко не всегда ведёт к минимизации зла в мире. Дело в том, что зачастую нет возможности противостоять злу совершенно безупречными методами и возникает неизбежная необходимость выбирать наименьшее зло.
Этический дуализм Даниила Андреева, выраженный на страницах «Розы Мира», не приводит к наивным и неправдоподобным конструкциям. Метаистория всегда прямо затрагивает мировые политические процессы, но, скажем, противостояние двух государств почти никогда не может рассматриваться как борьба безусловно злой силы с безусловно доброй. Всякая великодержавная государственность, какой бы идеологией она ни прикрывалась, несёт в себе тёмное начало; природу этого начала Даниил Андреев подробно поясняет. В таких условиях возможна как борьба одного зла с другим, так и борьба большего зла с меньшим.
К большому всеобщему сожалению, ни одну из великих человеческих религий также нельзя назвать чистым и безупречным сосудом добра и света. Всякая влиятельная религия, неизбежно становится полем противостояния, и чтобы зло ни в один из моментов этой борьбы не могло бы возобладать, учение должно быть изначально этически безупречным; но такого в человеческой истории никогда не было. Несмотря на это, основы всех человеческих великих религий заложены Провиденциальными силами, а не демоническими. И если, например, в католицизме средних веков и начала нового времени набрали силу инфернально окрашенные явления, связанные с инквизицией, преследованиями, пытками и казнями еретиков и «ведьм», то этот тёмный период всё же не отменяет общей провиденциальной направленности христианства вообще, и католицизма, как самой значительной ветви христианства – в частности.
Тем не менее, проявления добра в чистой и безупречной форме всё-таки можно обнаружить в истории человечества. В первую очередь, это деятельность светлых вестников миров горних в человеческой культуре: писателей, художников, композиторов, философов. Даниил Андреев отмечает, что помимо светлых вестников встречаются в культуре, и, особенно, в философии, и вестники тёмные.
Как было сказано чуть выше, великие мировые религии в «Розе Мира» рассматриваются как провиденциальные и в целом принесшие человечеству благо. При этом, однако, их поступательное развитие оценивается как в основном завершившееся. У них уже не осталось потенциала новых идей, способных вдохновить человеческие множества – особенно в условиях новой эпохи научно-технического прогресса, многократно расширившего представления о мире и выявившего существенную несовместимость этих представлений с постулатами практически всех старинных религий. Отсюда становится понятным центральное практическое положение книги Даниила Андреева, к которому автор подступает с первых же её страниц (возможно, волей-неволей создавая этим определённый барьер для восприятия). Новый светлый духовно-религиозный подъём человечества мог бы стать реальностью на основе идей, которые книга «Роза Мира» призвана донести до людей. В идеале, Роза Мира – это всечеловеческая Церковь-братство, стремящаяся объединить вокруг себя традиционные религии.
Зарождение и осуществление Розы Мира в человечестве по самой логике метаистории Даниила Андреева, не могло бы быть обусловлено только лишь написанием книги «Роза Мира». В первую очередь необходимо возникновение в одной из стран, способных на проведение самостоятельной политики и выработку собственной идеологии, внутренних политических условий, при которых духовно-религиозное возрождение стало бы реальным. Даниил Андреев упоминает о разных возможностях в будущем, но в первую очередь он рассматривает благоприятные будущие возможности в России, освободившейся от власти Сталина и преодолевающей сталинское наследие. Анализируя ход советской истории, нетрудно заметить, что соответствующий ход событий был прерван отстранением от власти Н.С.Хрущёва в 1964 году, и приходом к власти Л.И.Брежнева с сопутствующим сворачиванием реформ в направлении демократизации советской системы. Вторая возможность была связана с реформами М.С.Горбачёва, начавшимися в 1985 году, но и здесь, как легко видеть, провиденциальный замысел потерпел неудачу в 1991 году в связи с внутренней борьбой за власть в России, с зарождением примерно с 1987 года внутри страны альтернативной государственности с новой «демократической» идеологией. Здесь невозможно вдаваться в подробный разбор исторических событий последней трети XX века в их связи с метаисторией, и мы просто упоминаем обо всём этом ради того, чтобы очевидный факт неосуществлённости и по сей день Розы Мира в человечестве мог бы быть воспринят в соответствии с внутренней логикой концепции Даниила Андреева.
Объём наследия Даниила Андреева, измеренный в печатных страницах, невелик (все его произведения умещаются в четыре тома) и совершенно несопоставим, например, с объёмом рукописных трудов его современника Н.А. Бердяева. Однако, идейный объём текстов Даниила Андреева, количество новых, требующих осмысления идей и представлений, превосходит любые ожидания, основанные на опыте знакомства с литературой, касающейся религиозной и метафизической тематики. Даже поэтические произведения Даниила Андреева – совсем не то, что принято ожидать от поэзии; почти все его стихи несут доносят до читателя не только образы и чувства, но и совершенно конкретные, ясно очерченные идеи и представления, основная часть которых прозой излагается и в «Розе Мира». Но как стихи Даниила Андреева несут заряд содержания, превышающий то, что можно ожидать от стихотворной формы, так и, обратно, в «Розе Мира» автор местами переходит на язык метафор и поэтических образов, главным образом когда дело доходит до труднейшей задачи описания иных слоёв бытия сколько-нибудь доступным нам способом.
Как всякое всеобъемлющее учение, стремящееся раскрыть главные, центральные вопросы бытия, Роза Мира очень многого требует от человека, готового отнестись к ней всерьёз. В частности, из её содержания прямо вытекает негативная оценка глобальных процессов и тенденций последних десятилетий в области политики, культуры, общественной морали. Человек, которого вполне устраивает современная западная цивилизация и жизнь в атмосфере новых трансформирующихся «ценностей», всё дальше и дальше отдаляющихся от ценностей традиционных, и, вместе с тем, от всякой светлой духовности в культуре, идеями «Розы Мира» проникнуться едва ли будет в состоянии. Во всяком случае, для этого потребуется многое в себе изменить.
В завершение, несколько слов о жизни и судьбе автора «Розы Мира». Даниил Андреев был сыном широко известного в ту пору в России писателя Леонида Андреева. Обстоятельства его рождения в 1906 году в Берлине были трагическими: от послеродовой болезни его мать вскоре скончалась. Для отца это было большой трагедией. Сына он после этого видеть не мог, и, по сути, оставил его в Берлине на произвол судьбы. Спасла ребёнка старшая сестра матери, которая приехала за ним в Берлин и увезла в Москву. Там Даниил Андреев рос и воспитывался в семье родственников матери. С детства ему была свойственна религиозность и вера в Бога. После Революции Даниил Андреев, в отличие от своего старшего брата Вадима, остался жить в Советском Союзе. Всё его становление как мыслителя и поэта происходило в условиях сталинской политической системы, максимально для подобных исканий неблагоприятной. Никаких шансов печататься и каким-то образом зарабатывать на жизнь творчеством у него не было, и сам он прекрасно это осознавал. Тем более, подобных возможностей не прибавилось после заключения в тюрьму в 1947 году по обвинению в подготовке покушения на Сталина, не опиравшемуся ни на что, кроме содержания художественного романа Даниила Андреева «Странники ночи», где среди многих других идей и образов, описывались подобные замыслы со стороны некоторой группы людей (автором не разделявшиеся). Жертвами репрессий, помимо Даниила Андреева, стала его жена Алла, вместе с которой они успели прожить лишь два года после демобилизации Даниила Андреева с войны, а также круг людей, которым Даниил Андреев читал отрывки из своего романа. Роман «Странники ночи» официально был приговорён к уничтожению и содержание этого произведения, которое могло бы стать заметным явлением русской литературы, утрачено для нас.
Большую часть своих стихотворных произведений, а также главный труд жизни – «Розу Мира» – Даниил Андреев создаёт уже в заключении, в тайне от тюремного начальства. После выхода из тюрьмы он был уже неизлечимо болен и прожил лишь два года. Этого времени хватило, чтобы привести текст «Розы Мира» к окончательной машинописной редакции. Однако опубликована «Роза Мира» была лишь в 1991 году, более чем на 30 лет позднее. Попытка Аллы Андреевой сделать это, передав в 1962 году рукописи его произведений на Запад, брату Даниила Андреева Вадиму, оказалась безуспешной. Из переданного не было напечатано ни строчки, а рукописи осели в архиве английского города Лидс. Скорее всего, причина в том, что содержание «Розы Мира» и выводы из неё резко расходились с политическими и религиозными убеждениями Вадима Андреева. Никаких внятных разъяснений на этот счёт Алла Андреева так и не получила.
Даниил Андреев не мог надеяться извлечь из своих произведений и самоотверженного труда ни богатства, ни славы. Его нравственный облик описывается в воспоминаниях людей, знакомых с ним ближе к концу его жизни, как исключительно высокий. Эти обстоятельства повышают степень доверия к нему как к автору «Розы Мира» – книги, суть которой подразумевает высочайшую степень ответственности её автора за содержание.
 
kualspb_2013Дата: Суббота, 08.02.2020, 20:47 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 1763
Репутация: 0
Статус: Offline
_005

http://nowimir.ru/DATA/030025.htm

КОСМОС ДАНИИЛА АНДРЕЕВА
К 100-летию со дня рождения писателя
Юрий Ключников

Предвидя будущие дискуссии вокруг своего имени, автор «Розы Мира» писал:
Летящие смены безжалостных сроков
Мелькнули, как радуга спиц в колесе,
И что мне до споров, до праздных упрёков,
Что видел не так я, как видели все.
В истории русской культуры Даниил Андреев занимает своё особое место, при этом, мне кажется, ещё не оценённое по достоинству. Мало того, что он выдающийся поэт, он ещё глубокий и своеобразный историк, литературовед, мистик, не уступающий по силе и умению заглянуть в тонкоматериальные области бытия такому авторитету в этой области, как, например, Эммануэль Сведенборг. Кстати, Сведенборг в 1734 г. был принят в почётные члены Санкт-Петербургской Академии наук. Шлейф мистика не помешал тогдашним русским мужам науки оценить научные заслуги шведского учёного в области математики и астрономии. Даниилу Андрееву не везёт до сих пор. Исследователи русской литературы XX века весьма редко касаются его имени. Выпал он и из сферы внимания тех, кто занимается русской религиозно-философской мыслью двадцатого столетия. В работах по изучению наследия отечественных философов-космистов он также почти не упоминается. Это выглядит странно в наше время повального увлечения мистицизмом, инопланетянами и жизнью «по ту сторону жизни». Правда, всплеск интереса к книге Даниила Андреева «Роза Мира» после её опубликования в начале 90-х гг. был, но недолгий. Причина, как мне кажется, в том, что он действительно видел мир слишком по-своему, при этом его своеобразные прозрения порой настолько болезненны, что не располагают к длительному знакомству с ними, не дают искомого катарсиса. Он понимал это и как мог объяснял читателям: «Я принадлежу к тем, кто смертельно ранен двумя великими бедствиями: мировыми войнами и единоличной тиранией. Такие люди не верят, что корни войн и тираний изжиты в человечестве или изживутся в короткий срок... Люди других эпох, вероятно, не поняли бы нас: наша тревога показалась бы им преувеличенной, наше мироощущение — болезненным».
Таким образом, Даниил Андреев трезв в самооценке своих взглядов, хотя мировоззрение целого ряда других литераторов XX века, также раненных двумя мировыми войнами и деспотизмом Сталина, не может быть названо болезненным. В чём же дело? Почему душевные раны Даниила Андреева оказались столь глубокими?
Стоит подробнее остановиться на некоторых моментах жизненного пути писателя, ибо без них трудно, может быть, даже и совсем невозможно понять, почему он видел мир «не так, как видели все».

Вехи пути

Он родился 2 ноября 1906 г. в семье весьма популярного в начале XX в. литератора Леонида Николаевича Андреева. С ранних лет в судьбе мальчика отчётливо проявилось нечто провиденциальное, трагическое и светлое одновременно. Можно начать с того факта, что русский ребёнок родился на чужой земле, в Германии, где в ту пору жили родители, что мать его, Александра Михайловна Велигорская, красавица и добрейшее создание, умерла 26 лет от роду сразу после рождения Даниила. Горячо любивший жену и обезумевший от горя Леонид Николаевич, человек крайне впечатлительный и склонный к мрачной меланхолии, возненавидел младенца, видя в нем причину смерти супруги. Что хорошего могло ожидать ребёнка, если бы он остался у отца? Вмешивается Провидение, посылая в Берлин из Москвы сестру Александры Михайловны Елизавету Михайловну, жену известного московского врача Филиппа Александровича Доброва. Она увозит мальчика в Россию, где он сразу попадает в атмосферу любви, почти обожания со стороны людей, со всех точек зрения замечательных. Дом Добровых в Малом Лёвшинском переулке Москвы был широко и хлебосольно распахнут для многих известных людей того времени. В том числе для Бунина, Шаляпина, Горького, А. Белого, Б. Зайцева, Скрябина, артистов Художественного театра. Так что с малых лет Даниил жил не только в атмосфере доброты и ласки, но также в ауре большого русского искусства. «Как хорошо, что я рос у Добровых, а не где-то», — вспоминал впоследствии Даниил Андреев.
И новая трагедия, тяжело ранившая психику мальчика. В возрасте шести лет он заболевает дифтерией. Выхаживает его бабушка, Ефросинья Варфоломеевна, души не чаявшая во внучонке. Даниил выздоравливает, но заразившаяся дифтерией бабушка умирает. Мальчик потрясён, он пишет покаянное письмо Богу, в котором говорит, что отпускает бусеньку в рай к маме и сам готов отправиться туда же. Его успевают перехватить на мосту через реку, в которой ребёнок решил утопиться, страстно желая увидеть дорогих ему покойниц.
Семья Добровых была глубоко православной; здесь, с одной стороны, строго отмечали все церковные установления: праздники, посты, исповеди, но с другой — царило широкое религиозное вольномыслие. И такая семейная атмосфера с ранних лет наложила отпечаток на религиозное мировоззрение Даниила Андреева. В меньшей степени оно связано с церковной обрядностью, гораздо больше с духовной сутью религии. Религию он вообще считал лишь одним из средств постижения истины наряду с наукой, литературой, искусством.
По соседству с домом Добровых находились храм Христа Спасителя и Кремль. В обеих святынях Даниил бывал часто. В августе 1921 года, в возрасте 14 лет, он получает первый яркий опыт визионерства, когда над московским Кремлём перед его глазами возник Небесный Кремль. Об этом видении Даниил Андреев позже писал: «...оно открыло передо мной ...такой бушующий, ослепляющий, непостижимый мир, охватывающий историческую действительность России в странном единстве с чем-то неизмеримо большим над ней, что много лет я внутренне питался образами и идеями, постепенно наплывавшими оттуда в круг сознания».
Видения, с одной стороны, рвали его связи с большинством обычных людей, с другой — были некоей охранной грамотой на пути из мира прекрасных снов детства в жестокую действительность. Он уходил в эти сны сознательно, когда безоблачное небо детства и юности затянулось тучами революционных событий. Сначала такие уходы были отрывочными, временными, потом визионерство стало постоянным спутником его душевного мира.

На войну его призвали в 1942 году, раньше не брали, поскольку числился годным лишь к нестроевой службе. На фронте он подносил снаряды и патроны, служил в похоронной команде, подбирая и закапывая трупы погибших на полях сражений. Читал над ними православные заупокойные молитвы. Участвовал в прорыве блокады Ленинграда. В начале 1945 года, будучи отозван в Москву как художник-оформитель, с головой погружается в написание романа «Странники ночи», начатого ещё в 30-е годы, — о людях Москвы, живущих в условиях чекистского террора. Понятно, что в условиях тогдашней тотальной слежки, тем более что жилище Добровых было «уплотнено» жильцами, вселившимися по ордерам НКВД, писательские занятия Даниила Андреева не могли не привлечь внимания всевидящих органов. В апреле 1947 г. его арестовывают. Через день приезжают за женой. Обыск продолжается в течение 14 часов, изымают не только рукопись романа «Странники ночи», но и другие рукописи писателя.

По словам очевидцев, Даниил Андреев выслушал приговор с улыбкой, словно предвидел, что продержать его в тюрьме двадцать пять лет властям не удастся. Так оно и вышло. Но в 1954 г. в тюремной камере он пережил обширный инфаркт и освободился в 1957 году полным инвалидом. За два года жизни на свободе завершил главный труд жизни — «Розу Мира» — поэтически-философский трактат о мироустройстве Вселенной и одновременно пророчество о том, что ожидает нашу планету в ближайшие десятилетия.
Это интереснейший, местами гениальный в своих предвидениях трактат, впервые опубликованный пятнадцать лет назад, вызвал в своё время массу откликов. Даниила Андреева сравнивали с Данте, Нострадамусом, некоторые рьяные почитатели объявили его даже автором нового Евангелия. Возникли и до сих пор существуют общества последователей «Розы Мира», рассматривающих книгу как Откровение ХХ—ХХI веков. Постепенно восторги, как это водится, схлынули. Появились критические отзывы, неодобрительные суждения о фантасмагориях Даниила Андреева высказала церковь. Свою лепту в охлаждение непомерных восторгов по поводу труда покойного мужа внесла также вдова Даниила Андреева Алла Александровна, ставшая после ухода мужа примерной христианкой. Она приезжала в Новосибирск, и я лично слышал, как она одёрнула представительницу городского общества «Роза Мира» за преувеличение роли покойного мужа. Разъяснила, что на роль автора нового Евангелия Даниил Леонидович не претендовал и создавать общества его имени не заповедал. «Он был подлинным христианином, получавшим свои откровения в результате православных молитв», — заключила свою отповедь Алла Андреева.
Совсем недавно ушедшая в возрасте 96 лет Алла Александровна оставила воспоминания «Жизнь Даниила Андреева, рассказанная его женой». Она была истинным другом этого замечательного человека, поэтому её свидетельства о пройденном вместе пути, её размышления о совместной арестантской Голгофе заслуживают того, чтобы осветить их подробнее. Вот как она описывает ход следствия по делу мужа.
«Героев на следствии среди нас не было. Думаю, что хуже всех была я; правда, подписывая “статью 206”, то есть знакомясь со всеми документами в конце следствия, я не видела разницы в показаниях. Почему на фоне героических партизан, антифашистов, членов Сопротивления так слабы были многие из русских интеллигентов? Об этом не любят рассказывать.
Понятия порядочности и предательства в таких масштабах отпадают. Многие из тех, кто оговаривал на следствии себя и других (а это подчас было одно и то же), заслуживали величайшего уважения в своей остальной жизни.
Основных причин я вижу две. Первая — страх, продолжавшийся не одно десятилетие, который заранее подтачивал волю к сопротивлению, причём именно к сопротивлению “органам”. Большая часть людей, безусловно, достойных имени героев, держались короткое время и в экстремальных условиях... У нас же нормой был именно этот выматывающий душу страх, именно он был нашей повседневной жизнью.
А вторая причина та, что мы никогда не были политическими деятелями. Есть целый комплекс черт характера, который должен быть присущ политическому деятелю — революционеру или контрреволюционеру, это всё равно, у нас его не было.
Мы были духовным противостоянием эпохе, при всей нашей слабости и беззащитности. Этим-то противостоянием и были страшны для всевластия тирании. Я думаю, что те, кто пронёс слабые огоньки зажжённых свечей сквозь бурю и непогоду, не всегда даже осознавая это, своё дело сделали.
А у меня было ещё одно. Я не могла забыть, что против меня сидит и допрашивает меня такой же русский, как я. Это использовали, меня много раз обманули и поймали на все провокации, какие только придумали. И всё же, даже теперь, поняв, как недопустимо я была не права тогда, я не могу полностью отрезать “нас” от “них”. Это — разные стороны одной огромной национальной трагедии, и да поможет Господь всем нам, кому дорога Россия, понять и преодолеть этот страшный узел».
Читая эти пронзительные по трагичности и честности самооценки Аллы Андреевой, нельзя их распространить на поведение во время ареста самого Даниила Леонидовича. Разве не проявлением героизма были его слова, начертанные на акте о предании конфискованных рукописей и писем сожжению? «Протестую против уничтожения романа и стихов. Прошу сохранить до моего освобождения. Письма отца (Л.Н. Андреева) прошу передать в Литературный музей». Это был прямой вызов произволу властей, редкий в то время. А когда приблизилось время освобождения и Даниилу Андрееву нужно было лишь промолчать по поводу несправедливой отсидки, он пишет в Комиссию по рассмотрению дел заключённых: «Я никого не собирался убивать (имелось в виду обвинение в подготовке убийства Сталина), в этой части прошу моё дело пересмотреть. Но, пока в Советском Союзе не будет свободы совести, слова и свободы печати, прошу не считать меня полностью советским человеком». Новый вызов властям означал, что при освобождении, до которого ему оставалось досидеть еще восемь месяцев (Комиссия сократила срок наказания с 25 до 10 лет), судимость не будет снята, а прописка в Москве не разрешена. Скитаясь по чужим квартирам и больницам, перебиваясь случайными литературными заработками, Даниил Андреев закончил свой земной путь в возрасте 53 лет, оставив обширное литературное наследие, к нынешнему времени в основном опубликованное.

ххххххх
 
Форум » _005 ПОЛЕЗНЫЕ ДОПОЛНЕНИЯ » эгрегоры, не претендующие на связь с Махатмами » Даниил Андреев "Роза Мира"
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Создать бесплатный сайт с uCoz
Рейтинг@Mail.ru